Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

gorgona

Накрыло

Вообще-то я нежно люблю Якобинца, но сегодня ему явно изменило присущее ему чувство меры и юмора. Среди известных мне левых вообще-то умных было всего двое, Якобинец и Шрайбман, но Шрайбман не в счёт, он еврей :) А с Якобинцем "вот щас обидно было" (с).

Якобинец или делает вид, или в самом деле не понимает, что о прекрасной свободе для всех без изъятья прекрасно рассуждать, лёжа на прекрасном диване в прекрасном Люксембурге, попыхивая прекрасным электронным кальяном и запивая всё это чудеснейшим на свете кофием. Между тем, в Украине идёт война, и даже в прекрасной Великобритании во время войны нацизоиды не дефилировали открыто со свастиками и зигами по разбомбленным кварталам британских городов и весей, и если собирались, то разве что в винном погребе сэра Освальда Мосли, а "Хайль Гитлер" шептали друг другу исключительно на ушко.

Как "расовая теория" гитлеровцев не имеет ничего общего с антропологией и генетикой, спекулируя на неких бесспорных фактах, добытых этими почтенными науками, так и ленино-сталинизм с лёгким налётом марксизма не имеет ничего общего с идеями равенства перед законом, общественной справедливости и освобождения труда. Если человек не понимает столь простых вещей - он дурак. Если понимает, но делает вид, что не понимает - он подлец.

Поэтому Украина всё правильно делает.

heilg.JPG

Теперь о Крыме. Нет, дорогой Якобинец (и все остальные), речь сейчас - и впредь до разрешения конфликта - не будет идти о том, как, почему и зачем Крым был передан Украине. Речь шла, идёт и будет идти о том, что РФ - государство-агрессор, соблюдающее многосторонние договоры, и поддерживающее данные им самим гарантии лишь "до первого удобного случая", и любые попытки съехать с этой темы на "а почему они" будет восприниматься, мягко говоря, с нескрываемым раздражением. Осознание вышеизложенных непреложных фактов автоматически выводит РФ а пределы цивилизованных международных отношений, делает его государством-изгоем, плюющим на провозглашаемый им самим принцип "нерушимости границ", номинантом (пока ещё - только номинантом!) на премию Дарвина с вручением "Томагавков" в трудно поддающихся осмыслению количествах. А превращение Крыма в гигантскую военную базу автоматически делает его жителей, мнение которых на этот счёт уж точно Кремль не интересует никоим образом, заложниками весьма вероятного конфликта. То есть РФ опять-таки поступает, как террорист. Якобинец, не желающий этого видеть - кто? Дурак или подлец? Выбор, чо уж там, небогатый.

Мало того. По итогам уже практически закончившегося расследования гибели рейса МН-17 РФ де-факто - не исключено, что и де-юре - будет считаться всеми заинтересованными, а также не очень заинтересованными, сторонами - государством-террористом, чьи военнослужащие осуществляют акты международного терроризма. По пьяни, по косорукости или умышленно был сбит именно МН-17, уже неважно. Безумные попытки отмазаться от этого преступления тщательно задокументированы и автоматически превращают РФ в государство-террориста. А тот факт, что государство-террорист вводит собственное население в состояние исступлённого шовинистического угара в том числе с помощью коммунистических символов, только усугубляет проблему с символикой.

Мне вообще представляется вероятным, что после демонтажа нынешнего кремлёвского режима госсимволику придётся менять чуть более, чем полностью. И аквафреш, и двуглавую курицу придётся прятать в запасники музеев.

P. S. Попытки оспорить решение Украины запретить нацистскую и коммунистическую символику блеянием о "светлых страницах советской истории" вообще не заслуживают ничего, кроме презрительного молчания.
promo gabblgob april 28, 2014 10:07 112
Buy for 100 tokens
Автор: Вадим Давыдов Не мир, но меч Было бы ошибкой полагать, будто Путин не знает, что война нужна отнюдь не игрушечная, вроде пресловутой «малой грузинской», а самая настоящая, опустошительная, кровавая — война, а не манёвры. Далее...
gorgona

Доходчиво (СР)

Задом дышать трудно

В России история, как хромая кобыла, ходит по кругу, повторяя раз за разом одни и те же ошибки. И поэтому мы — вечно догоняющие. Петр I догонял, стараясь жестокими пинками высадить Русь долгополую в сторону Европы, то есть науки и цивилизации. Не получилось. Потому что брал он только технические цветки, в упор не видя корешков свободы, которые оные евроцветки и питали. Оттого и не прижилось на наших подзолистых почвах сие бесовство — петровские реформы кончились крахом: короткий рывок на крови (четвертью населения страны расплатился малоголовый царь за этот рывок) в итоге вновь сменился отставанием. Рабская страна в принципе не могла угнаться за теми государствами, где труд был свободен.

Поражение в Крымской войне вновь яркой лампой продемонстрировало это отставание. О котором без устали говорили в течении полувека все в России, включая большевиков. А когда последние пришли к власти, попытались это отставание ударно ликвидировать, но увы — по петровским лекалам: завезти в страну только индустриальные вершки, не ввозя корешков свободы. Хуже того! Не очень сильные зачатки свободы, которые были в стране до 1917 года, были окончательно втоптаны в грязь Традиции, на сей раз задрапированной красным кумачом.

Результат? Как всегда — провал.

© А. Никонов

В связи с вышеизложенным вынужден напомнить:

Collapse )

Originally published at Ardet Verbum. You can comment here or there.

gorgona

Дешевая нефть навсегда. Новая реальность (СР)

Итак, если теория неорганического синтеза нефти верна - а она верна - то...

Оригинал взят у darwinson в Дешевая нефть навсегда. Новая реальность

В этой статье весьма неожиданное (для меня, по крайней мере) объяснение тому, что происходит сейчас на мировом нефтяном рынке вообще и с Башнефтью Евтушенкова в частности. Опубликована 13.11. 2014, автор - Росман, взято отсюда. Интересного, полезного, а если есть авто, ещё и приятного вам чтения!

"Почему цена нефти так стабильно падает и соответственно падает курс рубля? У россиян есть повод гордиться: в нынешнем снижении цен на нефть заслуга российских ученых велика есть – начиная с гения Менделеева до современных исследователей неорганической природы нефти. Еще Дмитрий Менделеев засомневался в органическом происхождении нефти, а во второй половине 20 века его последователи не только создали новую геологическую теорию, но и нашли практические подтверждения ее истинности. Это Н. А. Кудрявцев, П.Н. Кропоткин, Ф.А. Летников, В.Б.Порфирьев, А.А. Маракушев, Г.И. Войтов, В.Н. Ларин, А.И. Тимурзиев (главный редактор журнала «Глубинная нефть») и другие достойные подвижники советской и российской науки.
Collapse )
gorgona

От совка к бобку (СР)


Совершенно чудовищный текст. Тем более чудовищный, что правильный.

***

Константин Леонтьев в свое время изрек: «Россия родит Антихриста». Раньше думалось, что ему привиделся коммунизм и эта опасность уже позади. Но возможно, коммунизм был только прологом к той отчаянной панфобии, которая, по словам одного из ее лидеров, планирует «эсхатологический захват планетарной власти. Хитрый и жестокий захват». В катехизисе Евразийского союза молодежи записано: «Мы имперостроители новейшего типа и не согласны на меньшее, чем власть над миром. Поскольку мы — господа земли, мы дети и внуки господ земли. Нам поклонялись народы и страны»… Выбор прост: если человечество не согласится стать кастовым и «евразийским», то лучше ему сгореть в ядерном огне. Раньше казалось, что это книжные, романтические бредни. Между тем главный теоретик евразийства, профессор Академии Генштаба, уже давно наставляет в этом духе своих «студентов». Так что ядерное оружие и воспаленная мысль безумца могут соединиться и впрямь превратить мир в радиоактивную пыль.

Полностью

gorgona

Важные тексты

Тимоти Снайдер. Ставки неимоверно высоки

Назовите Украину Русью

Орда vs Литва: Орде страшно

Наступает эпоха второго шанса для Междуморья? Было бы интересно, хотя очень страшно жить в эпоху перемен. А ведь "Год Дракона"... Всё, молчу, молчу.
gorgona

Модернизация России: в колее «зависимого развития» (СР) Часть 1

Гранин Ю.Д. 01.05.2014 г. «Вопросы философии»

О модернизации России и ее «инновационном развитии» руководство страны заговорило несколько лет назад. В последний день 2009 г. была образована рабочая группа по созданию «обособленного комплекса для развития исследований» - российский аналог американской «кремниевой долины». При президенте России была создана специальная комиссия по модернизации, ориентирами деятельности которой стали обозначенные в Послании ФС пять приоритетных направлений: внедрение новейших медицинских, энергетических и информационных технологий, развитие космических и телекоммуникационных систем, радикальное повышение энергоэффективности. Несмотря на то, что в нашумевшей статье «Россия, вперед!» бывший президент использовал термин «модернизация» в более широком значении, включив в его состав «модернизацию российской демократии» и «формирование новой (умной) экономики», политкомментаторы сразу же определили, что модернизация интерпретируется, главным образом, в технологическом ключе.

[Spoiler (click to open)]Более того, по мнению некоторых аналитиков, провозглашенная политика модернизации в действительности есть не что иное, как «прогрессизм» - инструментальный ответ на геополитические вызовы без четко обозначенной цели, позволяющий власти инициировать политику «чрезвычайщины» и позиционировать себя в качестве «инновационной».

С этими оценками можно согласиться. С той лишь поправкой, что культуры мышления о сложных вещах нет и у тех, кто формирует проекты для властных структур. Последние находятся под обаянием унаследованных теоретических клише, опирающихся на парадигму одновекторного «линейного прогресса», с характерным для нее использованием традиционного понятийного аппарата и устремленностью в «общее будущее» - идеальное состояние, которого будто бы достигли «цивилизованные страны». Помимо неизбежных упрощений, блокирующих доступ исследователей к российским реалиям, эта теоретическая оптика чревата синдромом постоянного реформаторства, основанного на стремлении насильственного уподобления России странам «идеального Запада», опыт которых надо заимствовать.

Но «догнать и перегнать» Запад не получается. В том числе и потому, что строительство «инновационной экономики» невозможно без развития научно-технического потенциала страны, потому что инновационный цикл начинается не с производственных технологий и рыночных товаров, а с фундаментальных исследований. Помимо этого, как я попытаюсь показать, наш курс на «модернизацию» во многом имеет имитационный характер, специфика которого, кроме нежелания Кремля проводить системную модернизацию, заключается в некритическом использовании и насильственном насаждении западных моделей организации образования и науки при полном игнорировании мнения специалистов и общественности. Начать целесообразно с обсуждения концепций модернизации и их критики, результаты которой позволили существенным образом переосмыслить процесс мировой динамики XVII-XX столетий.

***

Прежде всего, обратим внимание на общеупотребительное значение термина: «модерн» - т.е. современность – эпоха в развитии капитализма, начало которой датируется Новым временем. Именно тогда, полагали основоположники теории модернизации Р. Арон, У. Ростоу, Ш. Эйзенштадт и др., первоначально локализованная в странах Западной Европы, а затем распространившаяся по всему миру сформировалась modernity (современность) - наилучшая («капиталистическая») хозяйственная система и, одновременно, тип общественного (экономического, социального и политического) развития и тип общества, выступающие для государств и народов иной цивилизационной принадлежности в качестве модели и образца существования.

Эта точка зрения, интерпретирующая историю человечества XVI-XX столетий с позиций европоцентризма, была господствующей вплоть до начала 1970-х гг. Ее основной постулат – все общества проходят эволюционные стадии роста на пути от примитивной, статичной и функционально неразделенной «традиционности» к «современности», характеризуемой господством капиталистического уклада хозяйства, выделенной персональностью, преобладанием инноваций над традициями, инновационной динамичностью, рациональным научным управлением, неуклонным материальным ростом, новым типом государственности (суверенное правовое демократическое государство), дифференциацией на функциональные сферы экономики, политики и культуры. Тем самым всемирно-исторический процесс интерпретировался в виде некоего линейного прогресса с эксплицитно заданной, и как позже выяснилось, идеологически окрашенной, целью: предполагалось, что все страны должны стремиться достичь высшего уровня современности, воплощением которого были США. Не случайно именно в 1950-1960 гг. большинство «традиционных» стран мира, образовавшихся на обломках мировой системы колониализма, были названы американскими теоретиками модернизации «развивающимися».

Однако интеллектуалы этих стран (из Азии, Африки, но прежде всего - из Латинской Америки), труды которых образовали направление «постколониальных» исследований, подвергли сомнению положение большинства теорий модернизации о том, что «неразвитые» страны повторят путь, который уже прошли нынешние развитые государства. Дело в том, что многие латиноамериканские страны обрели независимость еще в начале-середине XIX в. и с тех пор неоднократно предпринимали попытки модернизации. Однако им и близко не удалось приблизиться к экономикам стран Запада и США. Причины такого положения дел были глубоко проанализированы в неомарксистских концепциях «периферийного капитализма» Р. Пребиша, «зависимого развития» (депендетизма) П. Бэрана, С. Фуртадо, Ф. Кардозу, концепции «развития недоразвития» А.Г. Франка[i] и «неэквивалентного обмена» А. Эммануэля. Их лейтмотивом стали идея естественноисторического развития социальных форм жизни, при котором «культура имеет значение» для развития капитализма в станах разной цивилизационной принадлежности.

В 1970 гг. эту мысль подхватили последователи Фернана Броделя - основоположник мир-системного подхода И. Валлерстайн и его коллеги (А. Бергезен, Ф. Борншир, К. Чейз-Дан, С. Амин, А. Франк и др.), занявшиеся изучением истории становления глобальной системы капитализма. Важно иметь в виду, что мир-системная теория предложила новую методологию изучения социальной реальности, отличную не только от господствовавших в западной социологии того времени концепций модернизации, но и от структурного функционализма Т. Парсонса. Прежде всего, Валлерстайн изменил представление о фундаментальных объектах исследования. Он отказывается от понятия «общество» и заменяет его концептом «историческая система», подчеркивая тем самым непрерывную динамику общественных процессов, их «жизненную» природу. Отвергая идею монолинейного прогресса и пытаясь «историзировать социальные науки», Валлерстайн для характеристики социальных процессов использует категорию «время-пространство» («TimeSpace»), которую выводит из концепции множественности форм исторического времени Броделя и теории стохастического (нелинейного) развития диссипативных структур И. Пригожина.

Исторические системы как фундаментальные объекты исследования Валлерстайн разделяет на две группы: «мини-системы» и «мир-системы» (или миросистемы). По мысли социолога, анализу подлежат только мир-системы («world-system») — «крупные и устойчивые во времени единицы». Мир-система для социолога — «это не просто мировая система, а система, которая сама есть мир и которая фактически почти всегда была меньше, чем весь мир» [Валлерстайн 2006, 211]. Он делит мир-системы на мир-империи — обширные политические структуры (например, Египет эпохи фараонов, Римская империя или Китай династии Хань) и мир-экономики — неравномерные цепи структур, основанные на торговле и производстве.

Таким образом, созданный Валлерстайном мир-системный анализ меняет основания социоэкономического исследования - онтологические основания его теории представляются сеткой категорий: «мир-система», «мир-экономика», «мир-империя», «время-пространство», «время большой длительности», «ядро», «периферия», «вековые тренды», «геоистория», «геокультура» и т.д.

Подчеркивая значимость этого обстоятельства, следует иметь в виду европоцентричный характер мировой динамики Валлерстайна, которая плохо согласовывалась с историческими данными, на что обратили внимание последователи «линии Броделя» в мир-системном анализе А.Г. Франк и Б. Джиллс. Они выступили против идеи Валлерстайна о зарождении капитализма в Европе и неизменном разделении мира на «центр», «периферию» и «полупериферию». Критикуя европоцентризм Валлерстайна, они доказывали, что смещение мировых центров с Востока на Запад произошло в период с 1250 по 1450 гг., охватывающий первый «вековой тренд» Броделя. По их мнению, новая европейская капиталистическая система возникла на периферии существующей восточной системы. Эту точку зрения сейчас разделяют многие современные сторонники мир-системного подхода, которые на основе большого конкретно-исторического материала относят существование восточной мир-системы в средние века и даже в эпоху бронзового века. В итоге оформился принципиальный поворот изучения истории человечества как глобальной целостности совсем в другом ракурсе: ракурсе противостоящего евроцентризму нелинейного полицентризма исторического развития, связанного с периодическими смещениями «центров» мировой динамики. В работах П. Абу-Лахгод, С. Амина, Эдварда В. Саида, Б. Тернера, П. Кеннеди данное направление исследований получило название «реориентализма». Некоторые идеи и результаты этих исследований способствовали уточнению и развитию «модернистской парадигмы» в социальных исследованиях, на основе которой сформировался так называемый модернистский подход.

Как и другие, он не является внутренне единым, а представляет сложную совокупность многочисленных теорий модернизации и постиндустриализма, находящихся между собой в отношениях конкуренции, но объединенных общим представлением о наступлении принципиально нового – постиндустриального или постмодернистского - этапа в развитии человечества[ii]. Игнорируя пропагандируемую мир-системниками возможность смены полюсов мирового развития, они едины в негативном отношении к теориям локальных цивилизаций, предпочитая оперировать макроисторическими категориями, выстраивая проекции исторического развития по линиям «аграрное – индустриальное - постиндустриальное общество» или «досовременное состояние – эпоха (общество) модернити – эпоха постмодернити (постсовременность)». Так, Э. Гидденс считает, что эпоха модернити не сменяется сегодня какой-то новой стадией, но просто переживает радикализацию, связанную со становлением мировой сети производственных и информационных структур [Гидденс 1999, 101-122]. С ним солидаризуется П. Дракер, который фиксирует переход человечества (в лице экономически развитых стран Запада и Японии) в постиндустриальное состояние «информационной цивилизации “третьей волны”. Кроме них, за рубежом приверженцами модернистского подхода являются Д. Белл, С. Крук, С. Лэш, а в России - В.Л. Иноземцев, А. Караганов и ряд других авторов.

Думаю, картина мировой динамики будет более полной, если мы используем ключевые идеи этих парадигм в корпусе цивилизационного анализа, т.е. в контексте формирования, развития и конкуренции цивилизаций, наилучшей политической формой которых на протяжении многих столетий выступали «империи», в пределах которых формировались особые «мир-экономики». В этом случае становление и развитие «модернити», включая капиталистические формы хозяйствования, выступит как «культурное ядро» западноевропейской цивилизации с присущим ей и только ей синтетическим (антично-христианским) видением мира, человека и его места в мире, постепенно в ходе колониальных завоеваний распространявшее свое влияние на весь мир.

Однако современное доминирующее положение (выросшей из западноевропейской) евроатлантической цивилизации, прошедшей в своем развитии раннеиндустриальную, позднеиндустриальную и постиндустриальную стадии, нельзя объяснить лишь территориальной, военной и политической экспансией составляющих ее колониальных империй, экономическое процветание которых во многом было достигнуто за счет внешних источников. Нынешнее эмпирически наблюдаемое разделение мира на страны экономически и политически доминирующего «центра», страны «полупериферии» (Индия, Китай, Россия, новые индустриальные страны – НИС) и «периферии» (государства «третьего» и «четвертого» мира) было обусловлено не только более высокими темпами роста Запада, обеспеченными социокультурой модернити, но и ограничениями собственного развития догоняющих Запад стран.

Эти ограничения имели объективный и субъективный характер. Объективные ограничения были исторически заданы «стартовыми возможностями», инерцией институтов архаики и социокультурными особенностями обществ, которым так и не удалось имплантировать «модернити» в тело своих культур. Субъективные – нежеланием правящих элит и населения многих стран осуществлять модернизацию в форме «вестернизации». То есть инициировать изменения в направлении тех типов социальной, экономической и политической систем, которые развивались в Западной Европе и Северной Америке с XVII по XIX в., затем распространились на другие европейские и азиатские страны. В каждой стране «второго эшелона развития» и в разные исторические периоды сочетание этих факторов имело свой особый характер. И это обстоятельство следует учитывать, обсуждая исторические особенности модернизации России.

***

Анализируя их, следует иметь в виду те исторические вызовы и угрозы, с которыми сталкивалась она на протяжении многих столетий. Первый вызов, который испытала Россия – природный. По мнению Ключевского, она не могла из-за суровости природы развивать интенсивное хозяйствование и пошла по экстенсивному пути – расширению земли, единственно возможному для традиционных обществ. Дальнейшие угрозы последовали из Азии (Монголия) и с Запада (его форпостов – Польши и Швеции). Анализируя этот период, А. Тойнби писал: «Временное присутствие польского гарнизона в Москве и постоянное присутствие шведской армии на берегах Наровы и Невы глубоко травмировало русских, и этот внутренний шок подтолкнул их к практическим действиям, что выразилось в процессе «вестернизации», которую возглавил Петр Великий. Эта небывалая революция раздвинула границы западного мира от восточных границ Польши и Швеции до границ Маньчжурской империи. Таким образом, форпосты западного мира утратили свое значение в результате контрудара, искусно нанесенного западному миру Петром Великим, всколыхнувшим нечеловеческим усилием всю Россию» [Тойнби 1991, 147].

Разумеется, интерпретация Тойнби реформ Петра в качестве начала вестернизации России приятна русскому уху, но не соответствует действительности. Дело в том, что в силу почти полуторавековой самоизоляции от Европы (пережившей в XV-XVI вв. бурный рост капитализма и эпоху Ренессанса) начатые еще при Алексее Михайловиче, Федоре Алексеевиче и Софье Алексеевне, то есть в XVII в., все попытки «европеизировать» страну были поверхностными и имели имитационный характер. Имитация и формализм – очень частые модернизационные ошибки, не изжитые нами до сего дня. Власть имущие думают, что заимствовав внешние формы, назвав на европейский лад политические учреждения, можно изменить общественные отношения в стране, которая модернизируется. Собственно, Петр I начал именно с этого – перемены платья и бритья бород. Но он, и это важно, не собирался реформировать всю страну по европейским лекалам, вплоть до конца жизни у него даже не было сколь либо продуманного плана действий: «Только разве в последнее десятилетие своей 53-летней жизни… у него начинает высказываться сознание, что он сделал кое-что новое и даже очень немало нового. Но такой взгляд является у него, так сказать, задним числом, как итог сделанного, а не как цель деятельности» [Ключевский 1989, 189]. Относясь к Западу с трезвым недоверием, он заимствовал из багажа модернити (во многом формально) лишь одно «политическое изобретение» – структуры госуправления: десять по-шведски устроенных коллегий и Сенат, в которых при его жизни процветали ожесточенные раздоры и казнокрадство[iii]. Кроме них были заимствованы формы организации промышленного производства (мануфактуры), армии, флота и что очень важно – формы организации научной деятельности и образования – Академия и университет.

Но Петр не собирался проводить социальную и политическую модернизацию империи. Не собирались этого делать ни Елизавета, ни Екатерина, ни Александр I, реформа которого по проекту М.М. Сперанского была приостановлена запиской Н.М. Карамзина «О древней и новой России», в которой историк предупреждал против механического заимствования европейского опыта, могущего подорвать самодержавие.

Так что, частично заимствовав из Европы системы организации науки и образования для дворян и части мещанства, европеизировав лишь очень узкий слой российского дворянства, импортировав в империю немало европейских ученых, Россия вплоть до второй половины XIX столетия по существу оставалась неграмотной и псевдоевропейской страной, опиравшейся в своем развитии не на социальные инновации, а на традиции. Собственно модернизация начинается в России с реформ Александра II, который ввел общедоступность и внесословность начального образования, самоуправление университетов и многое другое. Именно тогда, отмечают исследователи, «Запад становится для России образцом развития, идея приблизиться к нему – догоняющей моделью модернизации, индустриализацией, капитализмом – целью, которую надо выполнить» [Федотова 2009, 15]. Но этот период длится недолго. И Россия вновь, если пользоваться терминологией А. Янова, проваливается в пропасть контрреформы, «деспотическую Московию» и очередное «особлячество от Европы», завершившиеся революциями и образованием СССР, который начал индустриальную модернизацию страны (индустриализацию) на принципиально новой экономической и политической основе, но опять-таки при определяющей роли государства.

***

Оставляя в стороне давно известные факты того времени, заметим, что ведущая роль государства в процессе индустриализации – это не историческая особенность царской России и СССР, а характерная черта всех стран «второго эшелона» мирового развития, попытавшихся в конце XIX - начале XX в. ответить на вызов Запада и перейти к модели «догоняющего развития». Так же как и в России, в государствах Восточной и Юго-Восточной Европы, в Турции, Италии, Португалии, Испании, некоторых наиболее развитых странах Латинской Америки (Аргентине, Бразилии, Уругвае, Чили) и Японии реакция правящих кругов на внешние угрозы и обстоятельства играла куда более важную роль в модернизации этих стран, чем внутренние импульсы к социально-экономическим и политическим преобразованиям. Иными словами их модернизация носила неорганичный (экзогенный) характер и оказывалась возможной благодаря форсированному заимствованию готовых форм организации производства и социальной жизни у более развитых стран. Причем одной из стран второго эшелона, Японии, использовавшей особенности своей цивилизационной самобытности, во второй половине ХХ в. удалось войти в группу стран первого эшелона, а кое в чем и превзойти их.

Разумеется, провозгласивший целью развития достижение социализма и коммунизма Советский Союз эпохи Сталина разительно отличался от многих современных ему государств догоняющего развития идеологией, тоталитарным характером власти и имперскими амбициями. Но не следует забывать и другое: усиление роли государства в процессе догоняющей модернизации всегда сопровождалось установлением откровенно авторитарных режимов. Так в 1920-1930 гг. было в Италии, Португалии, Аргентине, Японии, многих других странах, политические режимы которых получили название «авторитаризмов развития»[iv]. Такие режимы обеспечивали – как экономическими, так и административными методами – существенное увеличение доли капиталовложений в ВВП, в том числе и за счет богатых слоев общества. Они проводили политику, направленную и на технологическую модернизацию существующей промышленности, и на создание принципиально новых для страны отраслей хозяйства, обеспечивали условия для подготовки новой рабочей силы, создавали национальные системы образования и научных исследований[v]. При этом «авторитаризмы развития» использовали не только репрессии, осуществляя «принуждение к прогрессу». Они опирались на идеологию, обеспечивавшую общественный консенсус: общество или, по крайней мере, его наиболее активная часть соглашалось обменять политические свободы на рост материального благосостояния и расширение возможностей вертикальной социальной мобильности. Другими словами, «авторитаризм развития», с одной стороны, отбраковывал неспособную к новой работе часть населения, а с другой, – открывал перспективы, в том числе и для выходцев из социальных низов, сделать карьеру честным трудом, благодаря способностям и усердию. Это наглядно проявилось в ходе ускоренных модернизаций в новых индустриальных странах (НИСах) Азии, а сегодня наблюдается в Китае и Вьетнаме, где принцип меритократии восходит к конфуцианской традиции.

Конечно, в Советском Союзе, перед лицом грядущей войны предпринявшем в 1930 гг. попытку ускоренной индустриализации, «принуждение к прогрессу» осуществлялось мобилизационными, недопустимо жесткими и жестокими средствами. Но вынося за скобки вопрос о «цене прогресса» следует признать: к началу 1960-х гг. СССР вошел в обойму индустриально развитых стран мира. Прежде всего, благодаря государственной системе научных исследований.

Уже в 1918 г. было принято судьбоносное решение: не демонтировать структуры прежней «императорской» организационной системы науки, а укрепить ее и сделать ядром и высшей инстанцией в советской системе. «Академия наук стала генератором сети научных учреждений. Согласование взглядов Совнаркома, Академии и – что менее известно – бывших министров и промышленников царской России позволило выработать и сразу начать ряд больших научно-технических программ (ГОЭЛРО, геологоразведки и атомной). Строительство науки планировалось как система. За структурную единицу был принят научно-исследовательский институт (НИИ) – новая форма учреждения. Только за 1918–1919 гг. было создано 33 таких института, ставших матрицей советской научной системы. К 1929 г. число НИИ достигло 406. В 1925 г. ЦИК и Совнарком приняли постановление “О признании Российской Академии наук высшим ученым учреждением Советского Союза”» [Кара-Мурза 2013, 102].

Правда, замкнутый на «оборонку» индустриальный потенциал СССР имел однобокий характер, административно-командная экономика была крайне неповоротливой и в среднесрочной перспективе не могла конкурировать с ведущими экономиками Запада. Но правда и то, что в 1960-е гг. Советский Союз имел лидирующие позиции в ключевых областях науки и, по оценкам ряда экспертов США, обладал лучшей в мире системой образования. Поэтому если бы смена (или хотя бы перестройка по китайской модели) общественно-экономического строя произошла лет сорок назад, сегодня Россия, безусловно, входила бы в число экономически развитых стран мира.

Однако история не знает сослагательного наклонения: вместо «вестернизации» и даже политики «догоняющего развития» в СССР наступил «застой», суть которого заключается в том, что социалистическое государство перестало быть «государством развития». Причина этого кроется не в характере общественно-политического строя, как утверждают некоторые политики и ученые, а в ряде субъективных факторов, прежде всего в догматизме и необразованности политического руководства страны и его клевретов. Общественно-политический строй и характер политического режима в отношении экономической модернизации амбивалентны: они могут либо способствовать, либо препятствовать индустриальному и экономическому развитию. Пример современного Китая лучшее тому подтверждение. А во второй половине ХХ в. впечатляющие примеры догоняющей индустриальной модернизации дали военно-полицейские режимы ведущих стран Латинской Америки, так же как СССР поставившие себе цель «догнать США». Особенно успешной была Бразилия.

Выдвигая планы превращения страны в великую державу, модернизаторы Бразилии в военных мундирах и их единомышленники в гражданских костюмах активно использовали в ходе преобразований мощь государственных предприятий, принимали долгосрочные программы развития разных отраслей и инфраструктуры. Причем смена конкретных лиц у руля власти не отменяла преемственности в выполнении этих программ. Но главное - военно-бюрократический авторитаризм сделал ставку на развитие науки и новых технологий. Чтобы стимулировать технический прогресс и инновации, правительство проводило политику ускоренной амортизации оборудования. Дополнительные инвестиции в инновации освобождались от налогов, частным фирмам предоставлялись также специальные субсидии и кредиты для инновационной деятельности. Именно при военном режиме крупные фирмы стали создавать у себя научно-исследовательские и опытно-констpуктоpские подразделения. Быстро увеличивалось число научных институтов и центров, которые занимались технологическими разработками и подготовкой кадров специалистов. В стране удалось создать основы аэрокосмической индустрии и ядерную энергетику, разработать уникальную технологию получения моторного топлива из тростника, наладить выпуск отечественной электронно-вычислительной техники.

Успехи в последней области особенно впечатляющи. В 1972 г. при Министерстве планирования и координации была организована Комиссия по деятельности в области электроники (КАПРЭ). Одним из важнейших результатов ее работы стало начало производства в 1974 г. собственных ЭВМ в Бразилии на предприятии «Кобра». С 1975 по 1986 г. доля компьютеров, произведенных в стране фирмами под контролем национального капитала, возросла с 5 до более чем 75%. C 1979 по 1984 г. число фирм, занятых производством микрокомпьютеров, возросло с 2 до 33. По темпам внедрения электронной техники и информатизации Бразилия в начале 1980-х гг. не уступала многим развитым странам Западной Европы, в ней было сосредоточено более половины парка компьютеров всего континента. Правда, другим латиноамериканским странам не удалось даже близко подойти к уровню, достигнутому Бразилией в конце 70-х – начале 80-х гг. в области электронно-вычислительной техники и программного обеспечения[vi].

Не удалось этого сделать не только СССР, но и современной России, которая к настоящему времени по ряду направлений еще более отстала не только от стран-лидеров, но и от индустриально развитых государств. Многие исследователи объясняют это тем, что руководство страны не собиралось и не собирается проводить системную модернизацию по европейским лекалам, предполагающую в качестве необходимой составляющей реальную демократию, политическую конкуренцию и свободный от власти чиновничества рынок. Скорее всего, они правы. В силу цивилизационных особенностей, экзогенного характера модернизации и ее регулярных срывов в нашей стране продолжают сохраняться элементы социальной архаики: социально-психологические архетипы общественного сознания и поведения, выражающиеся в произволе чиновников, социальной практике чиновных «кормлений», лишении домовладельцев земли, скупке богатыми земель вместе с населяющими их людьми, ставке на силу и привилегии. Вместе с появлением «власти-собственности» (свободной конвертации власти в деньги и собственность и обратно) эти и некоторые другие виды социальной практики, показывают исследователи, взаимосвязаны и несовместимы с индустриальным характером развития РФ[vii]. «Вероятно, - замечает Александр Шубин, - наши правители осознают, что по мере смещения страны в «третий мир» она деградирует социально. Соответственно, задача перехода к модернизации может читаться как надежда переломить тенденцию деградации, развернуть вектор движения страны от регресса к возвращению на путь модерного прогресса» [Шубин 2010 web].

Быть может. Но, скорее всего, наши федеральная и региональные элиты, в практиках которых все больше проступают феодальные черты, больше всего боятся потерять привилегии, а руководство страны - ослабления «властной вертикали», скрепляющей асимметричную РФ. Последняя, действительно, до сих пор не застрахована от распада вследствие внутренних и внешних вызовов. Судя по наблюдениям, именно этого больше всего боится власть, из года в год увеличивая финансирование армии и силовых ведомств[viii]. Поэтому в обозримом будущем не стоит ждать либерализации курса. Россия, как и прежде, пойдет по пути догоняющего развития при авторитарной форме правления. Важно, чтобы этот авторитаризм, был авторитаризмом развития, отдающим доходы нефтегазового комплекса на индустриализацию страны, развитие образования и науки. Но именно этого не происходит. Что делать?

Часть 2

sralin

Возвращение в Pоссеюшку (CP)

Оригинал взят у chest_i_razym в Возвращение в россеюшку

Имел удовольствие пару дней мельком лицезреть новый государственный телеканал ОТВ. К моей неожиданности, канал антипутинский, оппозиционный. Вероятно, его кураторы решили, что ни Путин, ни Медвед его ни разу не включат, как и остальное население страны. А я вот включил.

Посмотрел замечательный документальный фильм "Возвращение Александра Сергеевича в Россию".

Фильм про отъевшегося в Шотландии ботана русачка. В начале нулевых, после защиты кандидатской, он уехал из великой страны в качестве утекающих мозгов. Прожил в Шотландии 9 лет. Работал генетиком, зарабатывал неплохо. Но вместе с ним в Шотландию уехало и все то идеологическое дерьмо, что успела в него вложить большевистская пропаганда. Генетик, живущий в Шотландии, любит Сталина, СССР, мечтает вернуться на уродину. И вот, у него помер батя. И стало нашему Александр Сергеевичу так грустно, что таки он решил вернуться к истокам и приносить пользу уродине.

[спойлеры]

Замысел потолстевшего Саши был одновременно гениален и прост. Он такой крутой ученый из Европы приезжает в страдающую Россию, там мало платят, но он даже будет работать за еду, ибо жирок то уже накопил. Тут его радостно встретят и он поможет родной науке чуток подтянуться.

Мимоходом он зашел к своему корешу, который был даже награжден лично Медведом, что не очень сказалось на его благосостоянии. Живет в темной тесной съемной комнатушке, местные бабы ебутся не с ним, а с хачами, а он тупо дубасит по барабанам, изображая из себя крутого ударника. То есть даже отмеченный президентом ученый живет на родине как бомжара никому не нужный, даже бабы ему не дают. Посмотрел на все это Саня и сам себе придумал план Б. Если будут мало платить, он пойдет в коммерцию, он же невъебенно крут, и типа умный, раз ученый. Беда правда в том, что он мало пожил как взрослый человек в России, мало сталкивался с государством и вообще с нашей реальностью. После школы - универ, потом аспирантура, защита и Шотландия. Он уродины-то не нюхал толком, и любил "сталина" на расстоянии из Шотландии. Большинство русачков такие примерно лет до 22-25. Затем они сталкиваются с суровой действительностью и из сталинских патриотов превращаются либо в похуистов, либо нацистов. Но наш Саша то жил в тепличных условиях и не прошел эту эволюцию.

В итоге он пришел в рашен университет, доложил свое портфолио, в ожидании оваций и аплодисментов. Но вместо оваций в зале раздалось:"А зачем нам нужен Александр Сергеевич?" и был молниеносно послан нахуй. Саше стало так обидно, что он чуть ли не заплакал.

Короче уехал наш ботан обратно в Шотландию с серьезными думами о Родине и мире, будет там нагонять русских сверстников, эволюционировать.

А почему Александр Сергеевич оказался не нужен рашкинскому университету? Всё просто. У загнивающих бездуховных буржуев, приютивших Сашу, очень важно в штате научного учереждения иметь вообще то ученых, которые имеют множество публикаций и активно продолжают их клепать. Есть публикации, диссертации подопечных, значит есть и результат, есть бабло. У нас же несколько иначе все. Есть институт-кормушка. Ему выделяется бюджет, который привыкли распиливать те ученые, которые не смогли свалить на Запад из-за своей профнепригодности. Бюджет не зависит ни от количества публикаций, ни от индекса цитируемости. И поэтому этому институту как цеху по распилу государственного бабла нах не сдался настоящий ученый, уважаемый Александр Сергеевич, зачем им конкуренция.

А Саше надо не тупить, а перетаскивать пока не поздно из уродины мать. Пусть хоть мир перед смертью посмотрит, посмотрит, как мы могли бы жить, если бы не большевички и товарищ Сталин.



Возвращение Александра Сергеевича в Россию from filmdoc on Vimeo.

gorgona

Мальчики или девочки? (СР)

Американские ученые совместно с сотрудниками Оксфордского университета пришли к выводу, что у матерей, которые испытывают стресс дома, на работе или в личной жизни, чаще рождаются девочки. Новое исследование показало, таким образом, что если женщина находится под давлением при попытке завести ребенка даже, например, из-за сложной экономической ситуации в стране, то, скорее всего, у нее родится дочь, чем сын.



Почему пол новорожденных крокодильчиков зависит от температуры в гнезде? Почему мужские растения тополя после сильной обрезки превращаются в женские? Почему у мужчин, чья работа связана с длительными экспедициями, рождаются преимущественно дочери? Факторы, влияющие на пол потомства, анализирует В. Искрин, автор книги «Диалектика полов».

[Spoiler (click to open)]В середине 60-х были опубликованы две блестящие статьи, буквально перевернувшие бытовавшие тогда представления об объективном назначении раздельнополого типа воспроизводства. Их автор, В.Геодакян, доказывал, что пол представляет собой не столько средство размножения, сколько эффективный инструмент эволюции. Опираясь на фундаментальное различие полов – мужской пол намного более дифференцирован по признакам, чем женский, – исследователь пришел к выводу, что самцы – это экспериментальный, поисковый компонент системы, корректирующий историческое движение вида, в то время как самки осуществляют стабилизирующую функцию, направленную на сохранение генетического богатства.

Такой взгляд на эволюционную роль полов позволил, в частности, объяснить авангардную миссию самцов в деле освоения нового и арьергардную роль самок. Становилось понятным, почему мужской пол более уязвим, чем женский, и почему самцы в среднем живут меньше, чем самки.

Вспомним феномен военных лет, состоящий в увеличении во время и после войны доли мальчиков среди новорожденных. Далее, нельзя не назвать группу феноменов, связанных с возрастом родителей: чем они старше, тем меньше вероятность рождения у них сына. Самые значительные отступления от нормы – это феномены нездоровых отцов. От отцов, страдающих диабетом, онкологическими, сердечно-сосудистыми и другими заболеваниями, на 100 девочек рождается до 120-130 мальчиков.

Рекордный (из зарегистрированных) феномен из этого ряда, по всей видимости, принадлежит Великобритании, где после аварии в атомном центре «Селлафилд» (1957) от облученных отцов в течение последующих тридцати лет родились 143 девочки и 202 мальчика. Таким образом, вторичная половая пропорция в данном случае подскочила до 141!

В нормальных, обычных условиях на 100 девочек рождается примерно 105 мальчиков. Зачинается же мальчиков еще больше. По разным оценкам, на 100 женских зачатий приходится от 130 до 180 мужских. Другие биологические виды в большинстве своем также производят «мужчин» с некоторым запасом. Возникает вопрос: почему в природе существует такая диспропорция? Для чего нужен мужской запас?

Вы замечали, читатель, что мужской пол более разбросан, нежели женский? Среди мужчин больше выдающихся художников, композиторов, поваров, модельеров, парикмахеров. Однако и противоположный, мужской, фланг не менее солиден. Женщины не смогут «похвастаться» таким количеством неординарных асоциальных личностей, алкоголиков, бездельников, грязнуль, неумех.

Таким образом, мужчин природа зачем-то наделяет самыми разноплановыми чертами (признаками). Абсолютизируя мужскую сущность, мы имеем полное право сказать, что мужчина – носитель специфической черты, признака, того или иного качества. Есть ли в этом какой-то объективный смысл? Может быть, на мужчинах (самцах) вид испытывает, обкатывает свои новации? И мужчины выступают в качестве экспериментального, опытного материала?

Вероятно, это действительно так. Эволюция осуществляется вслепую. Какие признаки пригодятся в будущем, никому неведомо. Вот поэтому-то – из-за стихийности процесса – и возникает объективная необходимость в запасе самых разнообразных черт. Признаки, говоря иначе, запасаются на случай. Наступит время, и черты (признаки), удовлетворяющие тенденциям изменения среды, пойдут в дело. Черты, в той или иной степени не соответствующие требованиям среды, будут отбракованы. А так как носитель признака – мужчина, вместе с неудовлетворительной новацией (признаком), как это ни печально, будет устранен и он. Мужская смертность, как известно, во всех возрастных группах выше женской.

Вы спросите, почему природа экспериментирует на самцах, а не на самках? Ответить на этот вопрос нетрудно. Опытническая деятельность всегда сопряжена с потерями. Самки же являются наиболее ценным, основным «оборудованием». Их утрата дорого стоит. Она грозит исчезновением вида.

Чтобы на крутом повороте двигатель коррекции (мужской пол) дал более мощный импульс, необходимо произвести и затратить большее количество расходуемого экспериментального материала (самцов). Что, как мы видим, в действительности и происходит.

При улучшении условий существования, напротив, ротация мужчин ослабевает: уменьшается мужская смертность и падает доля мальчиков среди новорожденных. Такое явление наблюдается в последние десятилетия в некоторых европейских странах, Канаде, США. Принадлежность к господствующему над миром «золотому миллиарду» сдвигает половую пропорцию на несколько десятых процента в сторону девочек. Девочки сигнализируют о благополучии, мальчики – о невзгодах.

Блокировка будущих девочек представляет собой величайшее изобретение природы. Так, еще до зачатия женский пол проходит отбор, консолидируется, подравнивается. Мужской пол, напротив, минуя блокировку, вступает в жизнь разбросанным, пестрым. Это как раз и нужно для осуществления функции коррекции. В жизни в будущем, которое не запрограммировано, могут пригодиться самые разные черты.

В 1958 году появилась статья В. Камаляна, в которой исследователь сообщал о соотношении мальчиков и девочек в семьях мужчин, работающих в высокогорных условиях: на астрофизических станциях, в геологических и иных экспедициях. От этих мужчин на 100 девочек рождалось всего 36 мальчиков. Камалян предположил, что эта, высокогорная, аномалия связана с кислородным голоданием, недостатком минеральных солей в питьевой воде, увеличенной радиацией и низким давлением. Особо он указал на контраст между местом постоянного проживания и высокогорьем.

Как истинный исследователь, Камалян решил проверить свою гипотезу и повез в горы кроликов-самцов. Однако это сотношение подтведилось и на кроликах.Дело, значит, не в высоте. Тогда в чем? Что сближает «кроликов-альпинистов» и астрофизиков? Конечно же воздержание. И те и другие длительное время томились без самок.

Условия жизни бывают не только комфортные, нормальные и неблагоприятные, но и катастрофические. Вот где разгадка «высокогорного» феномена. Разве не катастрофой для вида является отсутствие или острый недостаток самок? Регистрируя катастрофическую ситуацию, самец должен принимать соответствующие ей, экстраординарные, меры.
Понятно, что все это «делается» на рефлекторном психобиохимическом уровне.

Катастрофы бывают разные. Оказывается, эта банальная истина открывает перед нами широчайшие исследовательские перспективы. В самом деле, что еще кроме отсутствия самок может угрожать существованию вида? Давайте перенесемся из животного царства в растительное.

Раздельнополые виды есть и в растительном мире. Это тополь, осина, облепиха, саговник и многие другие растения. Некоторые из них способны менять пол.

Легкую подрезку растение воспринимает как неблагоприятный фактор, радикальную – как катастрофу. В неблагоприятной ситуации нужны корректировщики-»мужчины», в катастрофической – основа жизни, «женщины».

Превращенные в пни мужские растения тополя своей реакцией в принципе ничем не отличаются от изолированных от жен астрофизиков. Разница между ними состоит только в том, что испытывающие длительное воздержание мужчины (самцы) смещают в женскую сторону половую пропорцию следующего поколения, а искалеченные деревья – своего собственного, настоящего, наличного.

Огородники, выращивающие огурцы, знают, что в норме на молодом растении сначала появляются мужские цветки, а затем женские. От мужских толку мало, нам хочется огурчиков. Что же мы делаем? Прищипываем основной побег и… приближаем и увеличиваем урожай. Прищипывание главной ветви стимулирует развитие женских цветков. Это лежит на поверхности.

Несомненно, сию зверскую процедуру растение воспринимает по статье «катастрофа» (верхушка или так называемый апекс играет особую роль в жизни растения). В полном соответствии с теорией растение феминизируется, и половая пропорция между цветками смещается в женскую сторону.

В качестве катастрофического фактора может выступать и запредельное термическое давление. Проиллюстрирую «температурную катастрофу» примером из жизни вида, практикующего на эмбриональной стадии «выбор» пола.

Эксперименты, проведенные американскими учеными, показали, что температура, при которой развиваются яйца миссисипского аллигатора, определяет пол будущего потомства. При температуре выше 34°С из яиц вылупляются самцы, ниже 30°С – самки, а при промежуточных температурах – и те и другие.

В заключение – о феномене, который на первый взгляд не имеет никакого отношения к половой проблематике. Речь пойдет о колебаниях урожайности рябины. Считается, что обильный урожай рябины (это относится, правда в меньшей степени, и к орехам, желудям, яблокам) предвещает суровую зиму. И действительно, после урожайной на рябину осени в большинстве случаев приходит холодная и снежная зима. Почему? Наука до сих пор не дала ответ на этот вопрос. Ну а мы сейчас попытаемся на него ответить.

Разумеется, рябина не метеоролог. Она не прогнозирует будущее. Но зато прошлое она «учитывает». Так вот, если прошлое, прежде всего предыдущая зимовка, когда закладывается следующее поколение (цветочные почки), было во всех отношениях нормальным, урожай будет обычным, средним, рядовым.

Если же предшествующая зимовка была неблагоприятной (например, несильные оттепели пару раз сменялись морозами), по идее, должно «родиться» больше «мальчиков». Мы знаем, что повышение половой пропорции есть отклик на неблагоприятные условия. Но поскольку рябина – растение нераздельнополое и «мальчики» у нее в плодах спаяны с «девочками», увеличение числа «мальчиков» (расширение спектра качеств) должно выразиться в увеличении потомства (плодов, семян). Именно это мы наблюдаем осенью после предшествующих невзгод, повторю еще раз, прежде всего, после плохой зимы.

Если зима была не просто плохой, а очень плохой, катастрофической (затяжные сильные оттепели с полным таянием снега многократно сменялись трескучими морозами), вид все свои силы должен бросить на производство «девочек» (количества). А так как, прошу извинить меня за повторение, у рябины «мальчики» и «девочки» соединены друг с другом, реакцией должен явиться опять же обильный, может быть, даже сверхобильный урожай.

Сделаем вывод. Катастрофическое давление среды и угроза существованию имеют своим следствием и реакцией реализующуюся в той или иной форме феминизацию вида. Кстати, в человеческом обществе альтруистическая модификация этого принципа распространяется на всех людей, неважно, астрофизики они, инженеры, строители или земледельцы. Этот принцип даже впечатан в общественную мораль. Его выражением является следующая формула: в случае опасности в первую очередь следует спасать женщин и детей. Не надо объяснять, что мужчины здесь подразумеваются в качестве спасателей, готовых принести себя в жертву.

источник: globalist.org.ua по наводке aledad

Вскрытые филогенетические и онтогенетические закономерности дифференциации полов сформулированы в виде четких правил.

Экологическое правило дифференциации полов. Это правило связывает основные характеристики раздельнополой популяции: соотношение полов, дисперсию полов и половой диморфизм, с одной стороны с условиями среды, а с другой стороны, с эволюционной пластичностью (ЭП) этого признака. В оптимальных, стабильных условиях среды, когда нет необходимости в высокой эволюционной пластичности, основные характеристики уменьшаются и имеют минимальное значение, т.е. падает рождаемость (одновременно и смертность) мальчиков, сокращается их разнообразие и разница между мужским и женским полом. Все это снижает  эволюционную пластичность популяции. В экстремальных же условиях, изменчивой среды, когда для быстрой адаптации требуется высокая эволюционная пластичность, идут обратные процессы: растут одновременно рождаемость и смертность (т. е. “оборачиваемость”) мужского пола, его разнообразие, четче становится половой диморфизм. Все это повышает эволюционную пластичность популяции. Следовательно, изменения среды отражаются, прежде всего на экологической подсистеме—на мужском поле. Поэтому резкие изменения половых характеристик популяции—это своего рода сигнал SOS, предупреждающий об экологическом неблагополучии.

Можно привести много примеров, подтверждающих эту закономерность. Например, описано, что у вымирающего племени “генетическая смерть” наступает раньше, чем физическая, так как перед концом в племени рождаются одни мальчики, в результате чего остаются одни мужчины. Живой ископаемой рыбы  латимерии было обнаружено всего 22 экземпляра, среди которых оказалась только одна самка! В 70гг., в связи с гибелью Арала, рождаемость мальчиков в Каракалпакии за 10 лет подскочила на целых 5%! В те же годы сообщалось, что средняя продолжительность жизни  мужчин в России на 7.4 года короче, чем женщин. В настоящее время эта разница составляет уже 15 лет!

Правило критерия эволюции признака: по наличию или отсутствию генотипического полового диморфизма можно дифференцировать эволюционирующие и стабильные признаки. К первым относятся диморфные признаки, т.е. признаки, по которым существует половой диморфизм, ко вторым— мономорфные, по которым половой диморфизм отсутствует.

Филогенетическое правило полового диморфизма: “если по какому-либо признаку существует генотипический популяционный половой диморфизм, то этот признак эволюционирует от женской формы к мужской. При этом, если дисперсия признака у мужского пола больше, чем у женского, эволюция находится в дивергентной фазе, если дисперсии полов равны, фаза эволюции стационарная, если дисперсия больше у женского пола, то фаза конвергентная”.

Филогенетическое правило дисперсии полов: по соотношению дисперсии полов для данного признака можно определить фазу (или пройденный путь) эволюции признака (или полового диморфизма), относительные скорости эволюции признака у мужского и женского пола. Если дисперсия признака больше у мужского пола, это значит, что у него больше скорость эволюции признака. Стало быть, эволюция признака в этом случае находится в своей начальной, дивергентной фазе. В то же время эволюция полового диморфизма находится в своей поляризационной фазе, так как генотипический половой диморфизм в дивергентной фазе возникает и растет. Если дисперсии полов по данному признаку равны, это означает, что равны скорости эволюции признака у мужского и женского пола. Поэтому эволюция признака находится в своей средней, параллельной фазе, а для полового диморфизма это будет стационарная фаза (так как скорости эволюции признака у мужского и женского пола равны, то половой диморфизм постоянен). Если же дисперсия признака больше у женского пола, это означает, что у него больше и скорость эволюции признака. Поэтому эволюция признака находится в своей конечной, конвергентной фазе. А поскольку в этой фазе генотипический половой диморфизм уменьшается и исчезает, то для полового диморфизма это будет релаксационная фаза эволюции.

Правило скорости эволюции признака: по половому диморфизму и половому дихронизму (в параллельной фазе) позволяет определить среднюю скорость эволюции признака:

                           Скорость эволюции = половой диморфизм / половой дихронизм

Онтогенетическое правило полового диморфизма: “если по какому-либо признаку существует популяционный половой диморфизм, то в онтогенезе этот признак меняется, как правило, от женской формы к мужской”, т.е. для начальной, ювенильной стадии онтогенеза более характерна женская форма признака, а для дефинитивной, зрелой стадии—мужская. Другими словами, женские формы признаков с возрастом должны, как правило, ослабевать, а мужские формы—усиливаться.

Ярким примером может служить связь степени развитая рогов у разных видов, оленей и антилоп с возрастом их появления у самцов и самок: чем сильнее выражена рогатость у вида в целом, тем в более раннем возрасте появляются рога, сперва у самцов и позже у самок. Проверка онтогенетического правила полового диморфизма, примерно, по двум десяткам антропометрических признаков, по которым удалось найти данные и по половому диморфизму и по возрастной динамике, без единого исключения подтвердила предсказание теории. Эти признаки: относительная длина ног, предплечья, 4-го и 2-го пальцев, головной индекс, окружность зубной дуги, эпикантус, горбинка спинки носа, обволошение тела, лица, головы, концентрация эритроцитов в крови, частота пульса, скорость опорожнения желчного пузыря, асимметрия мозга, время реакции, ощущение горького вкуса фенилтиомочевины, обоняние и др.

Филогенетическое правило реципрокных эффектов. Позволяет предсказать направление реципрокных эффектов: “у реципрокных гибридов по дивергирующим признакам родителей должна доминировать отцовская форма (порода), а по конвергирующим—материнская”. Правило отцовского эффекта дает возможность выявить большую генотипическую продвинутость мужского пола, даже по сугубо женским признакам. Такое, казалось парадоксальное, предсказание теории (например, более высокие генотипические: “удой” у быков, чем у коров, и “яйценоскость” у петухов, чем у кур, тех же пород), полностью подтверждается. Отцовский эффект установлен по инстинкту насиживания, скороспелости, яйценоскости и живому весу у кyp, по динамике роста, числу позвонков и средней длине тонкого кишечника у свиней, по удою молока и продукции молочного жира у крупного рогатого скота. Явление связано не с феноменом гетерогаметности, а полом, так как и у млекопитающих и у птиц направление эффекта совпадает.

Тератологическое правило полового диморфизма. “Аномалии развития, имеющие “атавистическую” природу чаще должны появляться у женского пола, а имеющие “футуристическую” природу (поиск),—у мужского”.

Например, среди новорожденных детей со сверхнормативным числом почек, ребер, позвонков, зубов, т. е. органов, претерпевших в процессе эволюции редукцию числа, олигомеризацию, должно быть больше девочек, а среди новорожденных с их нехваткой—наоборот, больше мальчиков. Тератологический материал по почкам и ребрам, а также по врожденному вывиху бедра, анэнцефалии, врожденным порокам сердца и магистральных сосудов это подтверждает. По врожденным аномалиям сердца и магистральных сосудов, (около 32 тыс. случаев), было показано, что элементы пороков, с которыми примерно в 2–2.5 раза чаще рождаются девочки, имеют “атавистическую” природу (открытое овальное отверстие в межпредсердной перегородке, Боталлов проток). Они встречаются в норме у филогенетических предшественников человека и у человеческих эмбрионов на последних стадиях развития. Элементы “мужских” пороков (стенозы, коарктации, транспозиции магистральных сосудов), с которыми столь же часто рождаются мальчики, имеют “футуристическую” природу (поиск).

Эпидемиологическое правило соотношения полов позволяет установить связь между возрастной и половой эпидемиологией. Детскими болезнями чаще болеют женщины, болезнями пожилого возраста—мужчины.

Подробнее о теории пола

Первая публикация: Мальчик или девочка. Соотношение полов—величина, регулируемая природой? (В. А. Геодакян). Наука и Жизнь, 1965, № 1, с.55–58.

Популярное изложение: Эволюционная теория пола. (А. Гордон). Программа «00:30» НТВ, 06.03.2002

Более полное научное изложение:

Наиболее свежая публикация: Мужчина и женщина. Эволюционно-биологическое предназначение. Геодакян В. А. Межд. Конф.: Женщина и свобода. Пути выбора в мире традиций и перемен. Москва, 1–4 июня 1994, с. 8–17.





gorgona

Томас Соуэлл (СР)

gorgona

Стратегический вопрос

Обращён, в первую очередь, к тем, кто играет (играл) в распространённые стратегические игры, вроде Civilization, SimCity etc.

Скажите-ка, друзья, а есть ли там сценарий, при котором рост населения (молодёжи, конечно) в результате какого-нибудь кардинального скачка производства питательных смесей с/х продукции, как это произошло в эпоху «зелёной революции», заведомо опережает размер и размерность инфраструктуры? Ну, скажем, число молодёжи в возрасте от 14 до 25 составляет примерно 40 — 45% населения, а школ-ПТУ-университетов, а, главное, будущих рабочих мест имеется гораздо меньше (в разы или на порядок)? Что происходит тогда с игрушечной державой? Какие методы выхода из «молодёжного пузыря» предлагаются и предлагаются ли?

Жду ответа, как соловей лета.