Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

gorgona

Яблочный хнык

Как обычно, о Яблоке с любовью и ненавистью, причём разделить — вот тут любовь, а тут — нет, не получается. Всё смешалось в доме яблонских.

iPhone 12 и 12 Pro, не говоря уже о Мах — полное говно, если говорить о дезигне. С уходом Айва работнички отдельчика просто тупо забили на, да и всё. Держать неудобно, блок фотокамер ужасен (как и в предыдущей итерации, впрочем) — такое ощущение, что дезигнер набрал в рот элементов (линзы, вспышка, датчики) и просто плюнул в квадратик, типа, как получилось, так и получилось, хавайте, не обляпайтесь. Это неимоверный какой-то позор. Единственный луч света — сатинированная спинка. Только в старших моделях, естественно.

iPhone 12 Mini был бы шедевром (как второй телефон, разумеется), если бы не блок камер и отсутствие сатинирования на спинке. Даже с камерами бы смирился, но… Почему, почему только глянец?! Ну, Зина, ну ёб твою мать!

И опять проприетарный разъём. Вроде в новом iPad Air всё сделали правильно, почему опять?! Зина, астанавис, уебу! (в смысле, не куплю, пока не будет USB-C!)

Collapse )
promo gabblgob april 28, 2014 10:07 112
Buy for 100 tokens
Автор: Вадим Давыдов Не мир, но меч Было бы ошибкой полагать, будто Путин не знает, что война нужна отнюдь не игрушечная, вроде пресловутой «малой грузинской», а самая настоящая, опустошительная, кровавая — война, а не манёвры. Далее...
gorgona

Они пугают, а нам не страшно

По выглаженным пропагандой мозгам отечественного читателя вновь ударила переливающаяся всеми оттенками жёлтого и зелёного струя «мощного компромата». Что на этот раз?! Подлубянские россиянские СМД (средства массовой дебилизации) подхватили услышанный на Западе — хехе, где же ещё-то? — звон про «трудности переговоров по трансатлантическому партнёрству» и разухабисто брызжут подхваченным и разбодяженным враньём в доверчиво подставленные глаза и рты. Картина маслом, как обычно.

Collapse )

Originally published at Ardet Verbum. You can comment here or there.

gorgona

Шеф, усё пропало?

Русскоязычный интернет-сегмент прямо-таки бурлит разочарованием по поводу «Панамских документов», — дескать, гора родила мышь. Отдельные чуть ли не все антирежимные блогиры ударились обратно в причитания: ах, Запад опять выдал нам пистолет из пипифакса с пулями из говна. Ахтыжвротмненоги! Пойдите и откуйте себе саморубный лазерный меч с автонаводящимся злодееопределителем и синтерилловые доспехи, — с какого это перепугу Запад вам что-то должен?! Ах, вы тяжко страдаете под гнётом кремлелубянских бандочекистов?! Сё бьен, манифик, браво, даже брависсимо вашему беспримерному мужеству, — но вы это делаете не ради лощёного западного дяди, а исключительно ради самих себя. И если вы себе ничего сами отковать не можете — берите, что дают. Если сказать не умеешь хрю-хрю, визжи, не стесняясь, и-и-и, как усмехался в былые годы недюжинного ума и приспособляемости человек — Самуил Яковлевич Маршак.

Итак. Не претендуя на всеобъемлющий анализ, хочу, тем не менее, сообщить, что дело обстоит несколько иначе, чем представляют себе те, чей разум кипит, возмущённый.

Collapse )

Originally published at Ardet Verbum. You can comment here or there.

gorgona

Все свои

Вчера на одной скромной, почти семейной вечеринке познакомился с очаровательным дядькой — графом Фердинандом фон В. цу Ф. Называю его «дядькой» потому, что выглядит он — даром что мой ровесник — гораздо солиднее. Я рядом с ним просто как лысый воробышек с пузиком. Фу таким быть.

Граф, без всякого сарказма — само очарование. Ну вот прямо хоть к ране прикладывай. Это поколение аристократов, прошедших суровую школу республиканизма — они очень классные. Опасные, чёрт подери, как ядовитые рапторы, но любоваться ими можно вечно, буквально забыв обо всём на свете.

Граф много пригубливал, но практически не пил, не меньше шутил, брал под локоток давних знакомых и крепко жал руку представленным только что. Мне удалось завладеть его вниманием аж на три минуты (!!!). Записываю это себе в безусловный актив и невероятно горжусь — буквально лопну сейчас от ЧСВ.

Граф владеет маленькой консалтинговой фирмой, человек на четыреста, которая так и называется — «Граф фон В.» — скромно, без затей. Представительства в Москве нет, но есть, конечно же, интересы. Набравшись наглости, — кто я такой в сравненьи с ним, с его сиятельством самим (© Беранже), хехе — я позволил себе выразить неудовольствие:

— Хочу быть уверенным, что Вы полностью, до нюансов, отдаёте себе отчёт, с кем именно вы имеете дело.

Выражение графского лица ничуть не изменилось — совершенно ничуть. Вот только глаза графа на какую-то долю секунды превратились в глаза Белого Ходока. Но это длилось всего лишь мгновение. Потом граф по-приятельски кивнул.

Надо заметить: патриции снисходительно любят плебеев, вечно суетящихся вокруг с требованиями хлебов и зрелищ, но терпеть не могут граждан, кое-что понимающих в графских делах. Ненавидят до дрожи, хотя, конечно, виду не подают, — выучка. Граждан, понимающих в графских и княжеских делах хоть самую малость чего-то, вообще-то — в идеальном мире графов и князьёв — быть не должно.

Но мир, увы, не идеален.

В этом неидеальном мире графы и князья никак не могут обойтись без граждан с чувством истории и собственного достоинства. Потому что если некому станет одёргивать очаровательных графов и князьёв, возвращая их в реальность, они могут заиграться в свои очаровательно увлекательные игры. У нас с ними сложные отношения — любовь-ненависть, причём — взаимная.

Поэтому граф доверительно тронул меня за локоть и широко, обезоруживающе, нестерпимо очаровательно, — улыбнулся.

Originally published at Ardet Verbum. You can comment here or there.

gorgona

Пара слов о большевицкой «индустриализации»

В последнее время в сети появилось некоторое количество «сенсационных разоблачений» о характере и процессе пресловутой модернизации по-большевицки. Для того, кто мало-мальски интересуется историей, разумеется, ничего особо сенсационного, как и разоблачительного, в этих материалах, конечно, нет.

Я родился и вырос в краю, где любят к месту и не к месту припоминать строки Александра Твардовского: «Урал — опорный край державы, её добытчик и кузнец, свидетель древней нашей славы и славы нынешней творец!» Моя довольно близкая родственница работала в аппарате Ломинадзе и Завенягина (причём одновременно, что для той эпохи крайнего кадрового голода совсем не чудо, — а кто такие Ломинадзе и Завенягин, незнающие могут спросить у Гугла Сергеевича Брина, ибо рассказ об этих удивительных людях рискует превратиться в роман на пару десятков авторских листов), поэтому воспоминания о широчайшем и глубочайшем участии иностранных фирм и специалистов в стройках социализма окружали меня, можно сказать, с пелёнок.

Collapse )

Originally published at Ardet Verbum. You can comment here or there.

gorgona

Довольно простоты

Развитие — это нарастание сложности. Почему креационисты с ненавистью набрасываются на эволюционистов? Потому что первые уверены в том, что мир был сотворён и должен оставаться неизменным. Вторые убеждены, что усложнение живого и рукотворного — естественный процесс, закон природы. Что преодолеть этот закон можно, лишь разрушив мироздание, отменив его.

Цивилизация — это нарастание сложности: от долблёнки к плавающим городам, от урожая сам-треть до полутораста центнеров пшеницы с гектара. (Если цифра ещё не достигнута — значит, будет достигнута, и раньше, чем вы полагаете.) Даже религиозные культы усложнялись со временем, несмотря на декларации неизменности: от примитивного камня на естественном возвышении — к собору Св. Петра или Исаакию.

Нарастание сложности можно принять, трудясь над выработкой адаптационных механизмов, — именно этим занимаются взрослые люди, «взрослые» нации, современный, модерный мир. А можно выбрать отрицание — именно отрицанием сложности, попытками защититься от неё заняты общества архаичные, отказывающиеся «взрослеть». Путь взросления не усыпан розами — глупо это оспаривать. Но не ошибается лишь тот, кто ничего не делает.

Отторжение сложности выглядит и смешно, и страшно — все эти Кадыровы, попы в телевизоре, угрозы «стереть в ядерную пыль», воспевание бород на унылых щщах и прочий гламур из ушата с помоями «традиций». Нельзя, однако, не принимать эти настроения всерьёз — напротив, тут даже чрезмерная серьёзность не будет лишней. Усердие, с которым РФ с ИГ пытаются отменить законы природы, убеждает в том, что опасность упростителей велика.

Сложность хрупка, но прекрасна. Простота устойчива — но отвратительна.

Originally published at Ardet Verbum. You can comment here or there.

gorgona

Сложные отношения

Почему многие художники проявляют такие, казалось бы, странные для разумного человека левые наклонности? Мне кажется, тут копать надо не «направление разума», а «направление чувств».

Collapse )

Originally published at Ardet Verbum. You can comment here or there.

gorgona

Разногласия по всем вопросам

В бородатом анекдоте Рабинович в ответ на вопрос, нравится ли ему советская власть, доверительно сообщает, что у него с ней разногласия по аграрному вопросу: она хочет, чтобы в земле лежал Рабинович, а он, Рабинович, категорически против. Синявский с усмешечкой заявлял, что в него с советской властью разногласия по линии эстетики. Я, как среднее арифметическое между анекдотическим Рабиновичем и глыбой-человечищем Синявским, чувствую разногласия с нынешней властью вообще по всем вопросам, от аграрного до культурного через, само собой, эстетический.

Чтобы эдакое накреативить — это кем вообще надо быть-то, а?!

В плане сохранения — я уже молчу о воспроизводстве или, тем более боже упаси, о приумножении — культуры, культурных фактов, путинская РФ представляет собой не то, что полный ноль, но в буквальном смысле чёрную дыру. Квадратную. Всё, что культурно выделяется на фоне квадратной нефтяной лужи, сделано вопреки власти и при её отчаянном сопротивлении. И у любого человека, хотя бы от природы — не говоря о воспитании — не лишённого чувства вкуса и меры, РФ не может не вызывать глубокого — нет, глубочайшего — отвращения. Вся эта антимайданная, с позволения сказать, риторика, все эти «шутки» про Обаму с бананом, оголённые путины верхом на аистах с амфорами в клешнях, — это же какой-то натуральный Босх вообще. Поэтому любители шестипутонного токайского, принимающиеся, подобно курице с оторванной башкою, носиться вокруг этого всего с осанной Моторыле «обожемой, он вылитый Кортэс!», вызывают противоречивые эстетические ощущения — от «я столько не выпью» до «столько денег не бывает в природе, чтобы уважающий себя культурный человек начал мести эдакую пуржищу».

Итак, каково же, если можно так выразиться, культурное послание РФ всему миру, какую мировоззренческую парадигму предлагает она ему? Ответ на этот вброс-вопрос, как ни странно, существует.

Вот он (обязательно красным цветом, — это важно!).

ВСЕХ УБЬЮ ОДИН ОСТАНУСЬ!!!

Esse delendam просто уже потому, что это отвратительно, безвкусно, невыносимо пошло и угрожающе, на полном серьёзе, опасно.

Originally published at Ardet Verbum. You can comment here or there.

gorgona

Одрезденевшие

Свет мой, зеркальце, скажи: кто на свете всех гнуснее, всех коричнево-краснее?

По наводке ув. profi набрёл на очередной рашистский высер (цитирую полностью):

Возник огненный шторм, который поглотил десятки тысяч женщин и детей, 19 госпиталей, 39 школ, 70 церквей и часовен… Огненный вихрь буквально засасывал несчастных — поток воздуха в сторону пожара перемещался со скоростью 200-250 километров в час. Сегодня бомбардировка Дрездена, продолжавшаяся три дня, воспринимается как военное преступление, репетиция Хиросимы.

Ужасает технологичность совершенного. 800 английских и американских бомбардировщиков, прошедших над ночным Дрезденом, сначала вскрывали деревянные конструкции средневековых домов фугасами, а затем засыпали их бомбами-зажигалками, вызывая одновременно десятки тысяч пожаров. Это была технология огненного шторма, которую ранее немцы применили против Ковентри. Бомбардировка этого британского города считается одним из общеизвестных преступлений нацизма.

Зачем нашим союзникам понадобилось обагрять свои руки кровью Дрездена, превращать мирных жителей в пепел? По прошествии 70 лет мотив мести отступает на задний план. В феврале 1945-го уже было известно, что Дрезден попадает в советскую зону оккупации. После бомбардировки 13 февраля русским достались только обгорелые руины и штабеля почерневших трупов, напоминавших, по воспоминаниям очевидцев, короткие бревна. Но еще более значимым был мотив устрашения.

Так же, как и Хиросима, Дрезден должен был продемонстрировать Советскому Союзу огневую мощь Запада. Мощь — и готовность попирать любые принципы гуманности ради достижения своих целей. Сегодня Дрезден и Хиросима, а завтра Горький, Куйбышев, Свердловск — все ясно, мистер Сталин? В наши дни мы видим тот же цинизм в его конкретном воплощении при ракетных обстрелах городов на востоке Украины.

Конечно, Советскому Союзу все было ясно. После Великой Отечественной нам пришлось не только восстанавливать разрушенные города и сожженные села, но и создавать оборонный щит. А важнейшим из уроков войны стала приверженность нашей страны и ее народа гуманизму. Не мстить немцам требовали приказы командующих фронтами и Верховного Главнокомандования. Незадолго до бомбардировки Дрездена благодаря героизму наших бойцов был спасен от уничтожения такой же древний город — Краков.

А самым символичным актом стало спасение коллекции Дрезденской галереи советскими солдатами. Ее картины были бережно отреставрированы в СССР и вернулись в Дрезден — восстановленный при активной помощи советских специалистов, и частично за наши деньги.

Люди XXI века не имеют права забывать про пепел Хатыни и десятков тысяч других русских, украинских, белорусских деревень, про Ковентри, Дрезден, Хиросиму. Их пепел по-прежнему стучит в наши сердца. Пока человечество помнит, оно не допустит новой войны.

***

Collapse )

Originally published at Ardet Verbum. You can comment here or there.

gorgona

Проект «Мельхиседек»

Хотите — верьте, хотите — нет

Disclaimer: настоящая заметка — результат многочисленных бесед «не для протокола», имевших место в период с 2009 г. по настоящее время, и чтения многочисленных открытых, но платных источников, поэтому никакого справочного аппарата, ссылок и библиографии на 40 листов не будет.

Поехали.

Collapse )

Originally published at Ardet Verbum. You can comment here or there.