Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

mohel

Признание

Исполняет разгневанный котик на мотив «С чего начинается родина» (музыка Вениамина Баснера, голос Марка Бернеса).


Исаак Левитан. «Русская тоска (у омута)»

Люблю вас, явры — хоть бешусь,

Хоть это труд и стыд напрасный,

Но в этой глупости несчастной

У ваших ног я признаюсь!

Мне не к лицу и не по летам...

Пора, пора мне быть умней!

Но узнаю по всем приметам

Болезнь любви в душе моей:

Без вас мне скучно, — я зеваю;

При вас мне грустно, — я терплю;

И мочи нет — сказать желаю:

О явры, как я вас люблю!

Едва раздастся у порога

Ваш легкий смех, иль реплик шум —

С энтузиазмом носорога

Я к вам лечу, теряя ум!

Вы улыбнетесь, — мне отрада;

Вы отвернетесь, — мне тоска;

За все мучения в награду

Я слышу только «бугага!»

Сказать ли вам мое несчастье,

Мою ревнивую печаль,

Коль уезжать — порой в ненастье —

Вы собираетеся вдаль?

О явры! сжальтесь надо мною!

Я громко требую любви!

Быть может, за грехи мои,

О явры, я любви не стою!

Но притворитесь! Этот взгляд

Всё может выразить так чудно!

Ах, обмануть меня не трудно!..

Я сам обманываться рад!

Сендер Абрахам

Историческая справка: Сендер Абрахам (по др. данным — Ибрагим, псевдоним — Александр Пушкин) — пра(пра)внук юноши из очень интеллигентной эфиопской еврейской семьи, считается создателем современного русского языка и такой же литературы. Пользовался неограниченным кредитом у русского царя. Женат на гойке, отец четырёх детей. Убит каким-то мамзером и пидорасом из проклятой Гейропки около станции метро «Чёрная речка». Гои негодуют.


promo gabblgob april 28, 2014 10:07 112
Buy for 100 tokens
Автор: Вадим Давыдов Не мир, но меч Было бы ошибкой полагать, будто Путин не знает, что война нужна отнюдь не игрушечная, вроде пресловутой «малой грузинской», а самая настоящая, опустошительная, кровавая — война, а не манёвры. Далее...
sralin

Настоящая русофобия

«…все чаще просится на ум, что у нас есть всего два пути: или, условно говоря, испытанный на созидание ГУЛАГ – или каюк. И как бы ни хотелось третьего, гуманного и светлого – его, похоже, не дано. Мы уже четверть века тычемся в него, как Буратино своим деревянным носом в нарисованный очаг, но упираемся в глухую стену. И кто поручится, что сыщем его за следующие 25 лет?»

— такую вот «Апологию ГУЛАГа» пишет некий Александр Росляков.

Я уже говорил, что русские иногда удивительно похожи на евреев? Нет? Ну, вот — говорю. Росляков — классический образец осатанелого самоненавистника, подобный вдохновенным евреям-антисемитам вроде Ноама Хомского или Брафмана. А та гнусная пурга, что льётся из его мозга в ноосферу — классический кровавый навет. (Кстати, даже имя адской бездны, которой он так неистово кадит, тупая русофобская свинья не может написать грамотно: аббревиатура «Главное Управление Лагерей» — «ГУЛаг», а не «ГУЛАГ»).

Есть только один ответ на эту мерзость — я подразумеваю правильный ответ. Вот он:

В своём проявлении животной ненависти к русским, русофоб с пеной у рта будет утверждать, что гражданские права и свободы не предназначены для русских. Русофоб убеждён, что личная свобода, свобода совести и убеждений, главенство частной собственности, свобода распоряжаться собой, своим телом, своим имуществом, думать и говорить то, что хочется, любить и не любить по зову сердца, а не по букве закона, — всё это для кого угодно, но не для русских. Дикарей. Животных. Нелюдей.

Потому, как только услышите кого-нибудь, радеющего за загон, хлыст и кованый сапог для русских, гоните прочь эту русофобствующую суку. Ведь вы же не животное, правда? ©

volat

Это война

Die Welt приводит совершенно душераздирающие сведения о ситуации с дикими животными в Африке, о том, какой опасности подвергаются популяции слонов и носорогов. По мнению автора статьи, Николь Машеруа-Дено, масштабы истребления несчастных великанов угрожают им как видам. За ними, точнее, за их рогами и бивнями, охотятся дикари, подстёгиваемые спросом на т. н. «лекарства», изготавливаемые из этого сырья, для других дикарей.


Collapse )

Запись опубликована Вадим Давыдов | OCCIDE VERBUM. You can comment here or there.

gorgona

Кровавая собака (СР)


Оригинал взят у nepejvoda_n_n в Кровавая собака

В начале 1919 года всем казалось, что Германия идет по стопам России. Бешеные революционеры большевистского толка были готовы взять власть. Но нашелся человек, отнюдь не тоталитарист по убеждениям (социал-демократ), Носке, который твердо сказал: "Должен же кто-то быть кровавой собакой!", отдал приказ стрелять и спас Германию от миллионов жертв и дурацкой революции.

В конце 80-х в Китае несогласные требовали перестройки по российскому образцу. Но нашелся Дэн Сяопин, который решил твердо вести Китай по курсу развития без перегибов и перейти от коммунизма к другому типу общества с наибольшими выгодами и наименьшими потерями. Несогласных из прогрессивного меньшинства, креативного класса, собравшихся на площади Тяньаньмэнь, раздавили танками, и Китай, в отличие от России, вышел из коммунизма почти без потерь и с громадными преимуществами.

Мы потеряли в результате избранного самого дикого и страшного из путей выхода из коммунизма 20 миллионов человек, погибших мучительной медленной смертью. Мы потеряли больше промышленного потенциала, чем во второй мировой войне. Мы потеряли образование и науку. Китайцы теперь уже больше не желают учиться в МГУ, а ЕГЭ мы взяли даже не из отдельных штатов США. а из позорного Египта.

И произошло это в значительной степени из-за отсутствия ума и воли у руководителей. Ум нужен, чтобы ясно и холодно видеть последствия тех или иных решений. Воля - чтобы твердо и безжалостно проводить их в жизнь. Две тысячи расстрелянных диссидентов в конце 90-х спасли бы жизни двадцати миллионов, множество русских городов и деревень и. возможно, целый русский народ.

Но я должен откровенно признаться, что для того, чтобы принять такое решение, надо было быть очень твердым и смелым человеком. Я сам в то время без раздумий назвал бы спасителя Отечества "кровавой собакой", тираном, реакционером и подонком.
gorgona

Оптом и в розницу


Хуан-Карлос (слева) и графиня Коринна цу Зайн-Витгенштайн (справа)

Вы, конечно, слышали о том, как неудачно испанский король Хуан-Карлос поохотился на слоников в Ботсване?

(Упреждая обвинения в браконьерстве: слоны в последнее время расплодились так, что это стало проблемой, и теперь уже природу надо от слонов охранять. Правительство Ботсваны регулярно выдаёт квоты на отстрел.)

Е. к. в. извинилось перед испанцами за свои забавки публично, но… не всё так просто. На снимке выше Хуан-Карлос (74) запечатлён со своей… гм, дамой сердца Коринной цу Зайн-Витгенштайн (47), с которой он знаком с 2006 года. Именно она сопровождала жовиального монарха на сафари, сама будучи страстной поклонницей подвижных развлечений с ружьишком на свежем воздухе.

А теперь — внимание, следим за руками. Как только что стало известно, весь этот пароход с белыми слонами, вертолётами, «нитроэкспрессами» за 200 тыс. долл. штука и примерно по 700 долл. за выстрел, был оплачен неким сирийским (?!) мультимиллионером, имеющим подданство Саудовской Аравии.

В общем, «если кое-кто у нас порой честно жить не хочет»… Коррупция, говорите? Ну-ну. Как говорится, кто я такой, чтобы напоминать е. к. в. о том, что монархия заключает брачный союз с народом, а не с мультимиллионерами сомнительного происхождения, но не пора ли монархам вспомнить о соответствующих обязанностях?

Запасаемся попкорном и смотрим представление дальше.

Запись опубликована Вадим Давыдов | Dixi. You can comment here or there.

abissele

Делиться надо!


С одной стороны, это, конечно, полный психоз - сочинять стихи от имени кота. С другой - это великолепно же!



Оригинал взят у aspida в :: Чтоб делиться ::

Вот, тятя, я пришёл и сел, и очень твёрд, што я решил, и сел. Я место занимаю, тут своё, што если сел, то крепко. И буду я сидеть спецально тут, пока, што, знаешь, ты мне вахлю. Вонту вон эту, дай, што ешь её сейчас, которую потрогал я, она как будто мне. Мне сразу дай, и можно две ещё. Там видел, у тебя всё есть в каробке, кабута ты хитёр, и тихо сам принёс, а мне не показал. А тут у нас не так! Живут же вместе тут, и ты, и я и хвост, и пóлзы, где земля. А все когда живут, то вместе делят всё. И спят все вместе, и сидят, и надо штоб еду все были вместе тоже. Што если есть принёс, то сразу же и всем, тогда все поедят и не обидно. Вот например, я так — кто хочет, может есть, што в миске там лежит, ну, если не консерва. Всем можно. И тебе. Ну правда-то, не очень все хотят, я примечал не рас, што было, как осталось. Но вот. А так один заест за всех всё сам, потом насядет радый, как хитрец, а котик и не сытый, например. Так штоб, нельзя. Поетому я буду тут сидеть, вотак. И нет, не говори, што нет, я не уходит, а не буду нет, не надо. Нет, ох, пол.

***
Так я и говорю, смотри, опять вернусь сказать, што, тятя, буду сбоку, и накрепко сидеть, я правда так решил. Вот тут, нет, я опять не буду, ну нет, ну так нечестный, кто больше-то из двух, а я же высоко теперь ну как обратно ой ну ставь небыстро. Ну как, ну как же так.

***
А нет, и не приду, вот сам сиди, я нет, я снизу. Останусь — тут, и хмуриться сидеть. Нет сам, и очень даже, и посижу, тут интересно — уочень. Дада, я знаю толк, де интересно, так што правда. Тут — очень. И нухать сбоку всё, и паука ловить. Останусь, засовсем, и жить, а ето што, ей, тятя, ето можно? Вот ето же тут мне ты положил, ты да? Вот ето вот, кусок. Ох, вахля, вкусссна, хорошо.

***
И, видишь, ловко как, што поделил со мной, и сразу хорошо — и мне поесть, штоб рад, и сам себе спокойный. Всё верно если сделал, так всегда — всем радый, и доволен. Вот я же говорил тебе, что лучше будет так, а ты меня навниз, два раза, как не верил.

А котик знает ведь. Плохого разве скажет?

_

gorgona

Люди и собаки

«Собака» — одно из самых тяжких оскорблений для мусульман. В Афганистане тех, кто помогает восстанавливать страну, называют «собачья подстилка»: американцы — неверные собаки, соответственно, афганцы, сотрудничающие с ними — прислужники собак.

Collapse )

Originally published at Ardet Verbum. You can comment here or there.

islam

Люди и собаки

«Собака» — одно из самых тяжких оскорблений для мусульман. В Афганистане тех, кто помогает восстанавливать страну, называют «собачья подстилка»: американцы — неверные собаки, соответственно, афганцы, сотрудничающие с ними — прислужники собак.

Магомет не только любил жениться на шестилетних девочках, но и люто, болезненно ненавидел собак. В некоторых хадисах он велит убить всех собак, в других — только чёрных. Это придаёт особую пикантность замечаниям некоторых исламских источников, не так уж и редко именующих Обаму «чёрной собакой».

После того, как по приказу Обамы ликвидировали бин Ладена, имам мечети «Аль-Акса» в Иерусалиме обрушился с проклятиями на «западных псов», сделавших это. Как выяснилось, спецназовцев действительно сопровождали собаки. В отличие от пакистанцев и афганцев, так или иначе помогающих террористам, собаки остаются настоящими, преданными друзьями.

11 сентября 2001 года собаки были одними из первых, кто, рискуя собственной жизнью, искал раненых и уцелевших среди дымящихся развалин. Мусульмане верят, будто ангел не может войти в дом, когда в нём находится собака. Но когда мусульмане убили тысячи американцев, именно собаки стали ангелами, находившими тела и сделавшими всё, чтобы родные погибших смогли предать останки близких земле.

Когда мусульмане замышляют свои атаки, специально тренированные на запах взрывчатки собаки занимают передний край нашей обороны. Армейские собаки идут впереди подразделений, вынюхивая талибанские фугасы, и становятся приоритетной целью вражеских снайперов. В аэропортах имело бы смысл поувольнять к чёртовой матери всех этих бездельников и багажных воришек из TSA (служба транспортной безопасности), выкинуть на помойку бесполезные «раздевающие» сканеры и заменить их всех — собаками. Враг может обвести вокруг пальца наших политиков, обдурить полицейских и надуть прокуроров — но собаку он обмануть не в силах.

Вернёмся в Израиль. Мои родители отбили у сопливых мусульманских обдолбышей щенка, которого те едва не замучили насмерть. Щенок вырос и превратился в умнейшее, деликатнейшее существо. Но пёс мгновенно зверел, стоило ему увидеть одного из тех, кто походил на его мучителей. Неважно, как гладко они изъяснялись и как изысканно одевались. Людей можно обмануть. Собаку — нельзя.

Когда такое происходило с нашим псом в автобусе, — когда он впадал в ярость, распознав одного из приверженцев «религии мира и добра», чья «священная» книга велит убивать всех собак, — некоторые пассажиры искренне возмущались. Но когда началась серия атак террористов, взрывающих автобусы и притворяющихся для этого израильтянами, собачья дотошность и непримиримость сделались незаменимыми и бесценными.

Но как же собака может отличить мусульманина от немусульманина, тем более, если нет никаких этнических или расовых различий?! Вероятно, физически таких отличий и нет. Зато существуют нравственные. Возможно, это спонтанная, немотивированная жестокость, что ислам внушает своим последователям, — её-то, выражаемую не фальсифицируемым языком тела, чувствительное животное и в состоянии распознать, — как металлоискатель аэропорта находит оружие.

Путешественники, побывавшие в Иране, свидетельствуют: «Собаки моментально определяют, кто мусульманин, а кто, например, зороастриец, и убегают от мусульман, стараясь держаться поближе к людному месту, где преобладают немусульмане. Собака спокойно спит на улице в зороастрийском квартале, но бежит со всех ног, как от сатаны, учуяв мальчишек-мусульман».

В Исламской Республике Иран собаки — обыденный объект мусульманской ненависти. В Тегеране исламский суд приговорил 70-летнего человека к 4 месяцам тюрьмы и 30 ударам плетью за то, что он… выгуливал свою собаку! А в парламенте опять дебатируется законопроект с целью объявить собак вне закона — как «тлетворное влияние Запада».

Эта специфическая «культурная проблема» проявляет себя в связи с мусульманской иммиграцией: таксисты-мусульмане отказываются обслуживать слепых с собаками-поводырями, поскольку, согласно абсурдным верованиям дикарей, «собака-поводырь отпугнёт от машины ангела[-хранителя]». Слепых выгоняют из общественного транспорта его водители-мусульмане. Инвалиды постоянно сталкиваются с оскорблениями со стороны мусульман из-за мусульманской «канинофобии», которая на нормальный человеческий язык переводится как ненависть к несчастным людям и к их бескорыстным спутникам и помощникам.

«Культурные проблемы» не начинаются из-за собак и на них не заканчиваются. Один из хадисов гласит: «Если кто совершает намаз без сутра, то проходящие перед ним собака, осёл, свинья, еврей, колдун или женщина сделают его молитву тщетной». Как мы видим, помимо «канинофобии», ислам проповедует ещё и фемино-, и юдофобию. Это гораздо более серьёзные проблемы, нежели «исламофобия», вопли о которой раздаются со стороны мусульманских подрывных организаций при полной поддержке коллаборантов, окопавшихся в наших СМИ.


Отнюдь не только собаки испытывают на себе «мир и добро» мусульманской «религии». Пытки, издевательства и убийства женщин, — их обливают кислотой, им отрезают носы и уши, а их мучители и палачи в 99 случаях из 100 остаются безнаказанными. То же самое могут рассказать и евреи, в подавляющем большинстве бежавшие из мусульманских стран в Израиль, США и Европу. Но и там их преследуют представители той же самой извращённой «культуры» насилия, утверждающей, что аллах слышит молитвы убийц и мучителей, и глух к призывам владельцев собак.

Исламская «канинофобия» в Афганистане может стать преимуществом для тех, кто хорошо относится к собакам — вместо того, чтобы убивать их, следуя заветам средневекового педофила, утверждавшего, будто собаки «нечисты».

Убитые на улицах Египта собаки

«Собак можно использовать для умиротворения толпы, особенно на Ближнем Востоке», — пишет в одной из своих статей «Нью-Йорк Таймс», правда, не указывая, что за люди составляют эту беспокойную толпу и почему её необходимо утихомиривать.

Собак, состоящих на армейской службе, тренируют в соответствии с рекомендациями специалистов: «В некоторых из этих стран распространена культурная неприязнь к собакам, их исключительно редко содержат в качестве домашних животных. В этой ситуации служебная собака может выступать в качестве эффективного инструмента давления». То же самое действительно в отношении женщин и других групп людей, которых мусульмане иррационально ненавидят. Журналисты «Таймс» были возмущены и шокированы тем, что в тюрьме Гуантанамо женщины-дознаватели допрашивали мусульман, тем самым грубо нарушая их «религиозную чувствительность»: ведь у себя дома мусульмане привыкли унижать, пытать, насиловать, убивать и всячески третировать женщин. Почему никому не пришло в голову пригласить в качестве дознавателей евреек — хозяек и любительниц собак?! Эффект был бы потрясающим — никакой имитации утопления не понадобилось бы!

Воспитание женщин в исламе

В Англии мусульмане не позволяют собакам-сапёрам обнюхивать себя по «религиозным соображениям». Если бы они могли сочинить «религиозную» причину не проходить сквозь рамку металлоискателя, они бы уже давно прекратили у нас всякое воздушное сообщение. Но вот в Израиле проклятые сионистские военные преступники применяют для обнаружения террористов — кого бы вы думали?! — свиней! У них потрясающий нюх на трюфели, и научить свиней искать вместо трюфелей тротил не составляет большой проблемы. Конечно, свинья — это не собака, но Гази из Газы, увидев мчащегося на него разъярённого кабана, наверняка будет уверен, что его худшие кошмары стали реальностью. Если бы в сценарии пыток удалось встроить игру в шахматы, полёты змея и чтение романов Салмана Рушди — актуализировавшийся мусульманский ад сделался бы совершенен.

В Афганистане собаки отлично понимают, как им спастись от «культурных проблем» с мусульманами: надо спрятаться у военных западной коалиции! В Кандагаре, бывшем убежище Осамы бин Ладена, толпа мусульман едва не растоптала какого-то пса. Ему нанесли несколько ножевых ран, отрезали уши и швырнули под машину. К счастью, это оказался джип, где находились британские и австралийские солдаты, которые и спасли беднягу.

«Таймс» повествует о том, что «многие местные жители презирают собак едва ли меньше, чем солдат коалиции», но собачий отказ подчиняться мусульманам сделался своего рода легендой в окрестностях базы. Видимо, следует поучиться мужеству у созданий, не собирающихся слепо покориться тем, кто жаждет их смерти. Мусульманин — это тот, кто покоряется, а димми — тот, кто покоряется мусульманам. Те, кто не собирается кланяться аллаху и мусульманам, может кое-что почерпнуть для себя, видя, как ведут себя обыкновенные собаки перед лицом Зла.

В 1956 году непалец, путешествовавший по Индии, потерял собаку. По странной случайности, кличка собаки была «Махмуд». «Пропала собака, недалеко от гостиницы «Хиндустан», похожа на лису, коричневого окраса, длинношёрстая, отзывается на имя «Махмуд», — было написано в объявлении, опубликованном в газете ничего не подозревавшим путником. Местные мусульмане встретили текст объявления с привычным радушием и терпимостью, которыми они так славятся. Тысячи их заполонили улицы, газета долго и многословно оправдывалась, и непалец был арестован — за оскорбление Магомета, но не собаки, как вы могли бы подумать, а человека.

И я спрашиваю себя, кто же должен чувствовать себя более оскорблённым, — тот, чьим именем назвали собаку, или собака, названная «в честь» палача, насильника и педофила?

Мультикультизм в действии

Собаки преданны, а тот, чьё-имя-нельзя-называть, предал положившихся на данное им слово. Собака выучивает правила и следует им, а тот, чьё-имя-нельзя-называть, придумал законы и тут же принялся их нарушать, стоило ему увидеть и возжелать что-нибудь, — например, жену своего сына. Собаки, практически без исключения, любят нас самозабвенно и самоотверженно. Ислам учит своих последователей издеваться над животными, но подавлять естественные человеческие чувства — умение радоваться жизни, тому, ради чего мы появились на свет.

«В исламе нет места шуткам. Нет места юмору. В исламе нет ничего смешного!» — шипел в микрофон, потрясая кулаками перед толпой, аятолла Хомейни. Он забыл уточнить: нет милосердия, нет терпимости, нет доверия, нет правды, нет чести, нет совести — нет ничего, кроме обмана и гибели. В нём нет места ни для бесхитростных собачьих ценностей, ни для высоких смыслов человечности.

У собак, охраняющих наших солдат в Афгане, у собак, вытаскивавших наших братьев из-под завалов на Граунд Зеро, у животных, истязаемых, убиваемых, презираемых мусульманами ежечасно и повсеместно — мы должны учиться верности, мужеству и дружбе. Когда мегафоны лжецов, окружающих нас со всех сторон, завывают о том, что мы многому должны научиться у ислама, — давайте поймём, что у собак мы сможем научиться большей доброте, чести и порядочности, чем у всех коранов и хадисов, вместе взятых, даже вызубрив их наизусть.

Давайте же будем хотя бы наполовину такими людьми, какими считают нас наши собаки.

© Дэниэл Гринфилд

© Вадим Давыдов, пер. с англ.