Вадим Давыдов (gabblgob) wrote,
Вадим Давыдов
gabblgob

Category:

За что арабы и мусульмане ненавидят Израиль

Термины:

Дар аль-ислам — «земля мира», контролируемая исламом
Дар аль-харб — «земля войны», не контролируемая исламом
Джихад — священная война с целью превращения «Дар аль-харб» в «Дар аль-ислам»
Димми — бесправное и униженное существование немусульманина в «Дар аль-ислам»
Умма — мусульманское население
Харби — неверные, немусульмане

Из 22-х современных арабских стран только те, что расположены на Аравийском полуострове, являются исконно арабскими, остальные земли были арабами захвачены и колонизированы, в их числе: Ирак (Месопотамия), Сирия, Ливан, Палестина (Израиль и Иордания), Египет и вся Северная Африка.

Колониальная империя арабов является одной из самых жёстко сегрегированных в истории человечества. В сравнении с Римской и Британской, Арабскую империю отличает не только стремление к экономическому порабощению коренных народов, но и уничтожение их культуры, языка, истории, то что называют культурным геноцидом. Параллельно шёл процесс арабизации, когда достижения порабощённой культуры объявлялись арабскими, а коренному населению навязывали чужой язык и традицию.

Культурный геноцид — важнейшая составляющая арабской колониальной политики. Теоретики Ислама знают, что народ, лишённый истории, не может претендовать на восстановление своего права на землю. Сообщества, которых не удавалось подвергнуть культурному геноциду, уничтожались физически.

В результате двойного геноцида, проводимого арабами, с лица земли исчезли многие народы и языки. До наших дней, благодаря своей численности или религиозной стойкости, сохранились:

  • Копты — христиане Египта (около 12 млн.);
  • Ассирийцы — христиане Сирии и Ирака (около 5 млн, в основном в эммиграции);
  • Евреи — сефарды (4 млн, в основном в Израиле);
  • Курды — мусульмане Ирака и Турции;
  • Берберы — мусульмане Марокко и Алжира.

Арабы понимают, что пока живы коренные народы, пока они помнят свою историю, для них — арабов, существует опасность быть изгнанными с захваченных земель. Эта опасность многократно возросла в 19 веке, с прорывом России и Западной Европы на Восток, когда под давлением христианских стран арабы были вынуждены ослабить исламские сегрегационные законы в отношении порабощённых народов. Арабский страх перед потерей колоний перерос в 20 веке в истерию, в результате возвращения евреев на историческую землю и их успешного строительства национального очага.

Пример освобождения евреев, покорённого народа — димми и восстановления его права на землю, создало недопустимый, с точки зрения арабов, прецедент для других народов, продолжающих находящихся под арабским контролем.

Умма арабов и государство димми

В контексте арабской истории Израиль является примером успешного национального освобождения цивилизации димми. На территории, арабизированной джихадом возродились доисламский язык, культура и библейская топонимика. Это обратило вспять тысячелетний процесс разрушения культурных, политических и социальных структур коренных народов.

В 1974 году Абу Айяд, второй человек после Арафата в ООП, провозгласил:

«Мы должны сражаться, чтобы наша палестинская родина не превратилась в новую Андалусию».

Сравнение Палестины с Андалусией — не пустословие, поскольку обе эти страны были сначала арабизированы, а затем де-арабизированы той культурой, что существовала в них до арабского завоевания.

Поскольку евреи были наиболее униженными из всех димми, то возрождение Израиля является наиболее возмутительным фактом с точки зрения арабов.

Как сказал Насер в 1955 году:

«Опасность представляет то, что Израиль может послужить примером для других димми, сохранившихся на территориях, завоёванных джихадом, а это может отбросить арабскую власть на первоначальные территории».

Абдалла ал-Таль в 1964 году писал, косвенно признавая наличие арабского экспансионизма, начавшегося ещё в 7-м веке:

«Целью бандитского государства Израиль является возвращение всех арабов на Аравийский полуостров, их первоначальную родину».

В 1959 году Насер был более откровенен:

«Я не могу говорить об арабском национализме, не упоминая Израиль, так как существование и идейные основания Израиля угрожают арабскому национализму, ибо вслед за ликвидацией арабского национализма в этом регионе последует его ослабление и в других».

Тунисский писатель Хичем Джайат утверждал, что

существование Израиля ставит под сомнение окончательный характер арабизации и исламизации, достигнутых благодаря арабским завоеваниям.

*  *  *

Диалектика арабской власти и завоеваний требовала унижения покорённых, оправдания монополизации достоинства и права в руках победителей. В арабских колониях зло становилось зримо всем благодаря унижению димми — в противоположность силе и превосходству умма (см. док. 19, 20). Точно таким же злом в арабском сознании является государство димми — Израиль.

Арабские способы выражения ненависти к Израилю напоминают изощренные правила относительно формы и цвета обуви димми, длины и ширины рукавов его одежды, формы пояса и седла, характера причёски — ежедневный и презрительный ритуал, направленный на постоянное унижение его, а также жены, детей, слуг и даже умерших. Постоянные инвективы против сионизма, звучащие с трибун арабских форумов, напоминают старую традицию унижения димми.

Израиль — козел отпущения, ответственный за все зло, причиняемое мусульманам. Израиль — объект насмешек и унижения, на него тоже стараются натянуть унизительные одежды димми.

Фактически, Израиль для арабов символизирует выход из подчинения некогда подавленной общины димми. Сама терминология, используемая при нападках на Израиль: «нечестность», «высокомерие», «наказание», — весьма традиционна для мусульман и применяется в тех случаях, когда нужно наказать непослушных димми, борющихся за свою свободу и человеческое достоинство.

Ненависть является важной частью джихада, так как если бы её не было, к харби относились бы, как к равным. Огромные деньги расходуются на распространение и выражение ненависти к Израилю; «антисионизм» проник в систему образования, пропитал культуру. Сегодня на международных форумах весь мир является свидетелем проявлений арабской ненависти к мятежным димми.

Бен-Белла открыто настаивал, после приобретения арабскими странами ядерного оружия, на ядерной войне против Израиля:

«Если нет другого решения, должна быть ядерная война, и это будет окончательное решение вопроса».

Такая демонстрация агрессивности возможна лишь при наличии монолитного сознания, безучастного к таким «частностям», как трагедия существования димми. Эта позиция проистекает из тотального отрицания права на существование неарабских и немусульманских народов, чьи история, страдания и право не имеют места в истории.

Особенности арабского колониализма по отношению к покорённым народам

В границах уммы деградация димми была закономерна и необходима. Диалектика арабской власти и завоеваний требовала, с одной стороны, унижения покорённых, а с другой — оправдания монополизации достоинства и права в руках победителей.

Джихад экспансионистская война ради исламизации немусульманских земель, является основной стратегией, с помощью которой покорённые жители низводятся до статуса димми. Потеря ими родины обрекает их на жизнь нации, лишённой своей земли. Им остаётся выбор — или страдать и подвергаться преследованиям на земле, некогда бывшей их родиной, или покинуть ее под угрозой уничтожения.

Так как покорённому населению запрещается иметь оружие, оно не может защищать себя; его язык, культура и моральные ценности подменяются социальными и культурными структурами захватчиков, вносящими глубокие изменения в повседневную жизнь и обычаи людей. Их целостность как нации или общины уничтожена; и состоит лишь в объединяющей их религии, терпимой захватчиками.

Статус димми может быть охарактеризован как коллективный и в то же время наследственный. Он служит главной характеристикой группы населения, рассматриваемой как нечто низшее с моральной точки зрения и, следовательно, вызывающей презрение своим несоответствием принятым стандартам.

Взаимоотношения между побеждёнными и захватчиками составляют тот базис, на котором формируется договор о покровительстве. Он остаётся и силе до тех пор, пока выгодна эксплуатация димми. Покровительство прекращается, если димми восстают или пытаются вернуть себе свою родину и независимость — или, отрицая предписанный им статус, приобретают права и привилегии, доступные лишь группе избранных. На примере этой «наглости» — если пользоваться словом из лексикона уммы для характеристики подобных «злоупотреблений», — отчётливо видна подмена равных взаимоотношений асимметричными, дающими гарантию продолжения и постоянного воспроизведения условий существования димми.

Димми не только отвержены из-за низкого статуса, но служат также козлами отпущения. Исключённые из общества, терпящего их лишь ради эксплуатации, они становятся жертвами любого конфликта. Пробуждающиеся у толпы во времена нестабильные и животные инстинкты, а также политическое и социальное напряжение ведут к преследованиям и массовым убийствам димми.

Понятие нечистоты в Исламе неразрывно связано со статусом димми. Именно эта физическая отвратительность димми лежит в основе закона о смертной казни димми в случае его половой связи с женщиной-мусульманкой. Стремление запретить социальные контакты с группой, нечистой с теологической точки зрения, мотивирует разработку многочисленных подробных законов, регулирующих форму одежды димми, их поведение и сегрегацию, а также создание унижающих предписаний, ограничивающих их религиозную и социальную активность.

На политическом и коллективном уровнях димми представляют целую нацию, чьи земли были исламизированы в результате джихада. На метафизическом уровне димми представляют собой воплощение зла, извращённость неверного, который, отвергая правоту веры завоевателя, продолжает цепляться за свои примитивные взгляды. Он страдает от унижения, никудышности и подчинённого состояния — безразлично, в изгнании или на земле своей бывшей родины, уравнивая, таким образом, своим презренным существованием условия «асимметричного контракта» между ним и высшей мусульманской нацией.

Исторические обстоятельства могут, отменяя эти асимметричные отношения, ликвидировать статус димми, но стереотип димми арабском сознании поддаётся разрушению с большим трудом, так как он существует в коллективной психологии независимо от писаных законов.

Взаимоотношения стереотипа димми и реальности могут быть проиллюстрированы на примере арабо-израильских войн, причиной которых было, с одной стороны, стремление умма к восстановлению своих прежних позиций с помощью арабизации Израиля, а, с другой стороны — противодействие этому израильтян. На этом примере можно воочию увидеть попытку возрождения джихада и димми. Стереотип проявляется даже в лексике: сам факт объявления Израиля арабским подразумевает, что евреи представляют собой димми, осуждённые жить под арабским владычеством на своей собственной земле.

Супер-эго доминантной группы

Империалисты любых мастей всегда пытались оправдать себя тем, что они выполняют «цивилизаторскую» миссию, возложенную на народ, чьи победы свидетельствуют о прогрессе в распространении доброты, справедливости и благородства на Земле.

Самым страшным грехом димми в глазах их завоевателей было то, что они являлись наследниками цивилизаций, наук, земель и богатств, ставших частью их.

Синдром Димми

Двенадцать столетий унижений деформировали как индивидуальную, так и коллективную психологию угнетённых групп населения, в результате чего возникла весьма распространённая форма отчуждения, которую можно было бы назвать «синдром димми». В индивидуальном плане для него был характерен глубокий уровень дегуманизации. У человека в результате отсутствия безопасности развивались чувства бессилия и зависимости, а также раболепство и невежество. Угнетённый и дискриминируемый, он относился к себе подобным с презрительной, осуждающей, саморазрушительной ненавистью, интенсивность которой варьировалась в соответствии со степенью его желания быть ассимилированным среди доминантного большинства. «Этот тип отчуждения еще и по сей день можно наблюдать в чистой форме среди маргинальных меньшинств димми.

Основные характеристики синдрома димми связаны с психологическим процессом унижения достоинства человека. Низведённый до зависимого существования в обстоятельствах, способствовавших физической и моральной деградации, димми рассматривал себя как обесцененное человеческое существо. Осознавая, что восстание может навлечь на него смерть, он не имел иного выбора, как превратиться в сознательный инструмент своего собственного разрушения.

Исключение димми из истории

На коллективном уровне синдром димми проявляется в забвении истории своего народа, его культуры и политического опыта. Это забвение является следствием узурпации захватчиками прошлого покорённых народов.

Арабы рассматривают себя, как законных наследников всех цивилизаций, созданных на колонизированных территориях. Молчание относительно прошлого димми отнюдь не случайно, оно представляет собой намеренное искоренение истории и их народов. Изменение статуса какой-либо группы от высшего к низшему влечёт за собой передачу вышестоящей группы культурного наследия низшей (навыков цивилизации, наук и искусств).

Низведение до рабского уровня законных наследников собственной культуры уничтожает единственного соперника, могущего заявить о своих правах, присвоенных узурпаторами. Таким образом, деградированные закономерно предаются забвению, если понимать под этим забвение своей истории и географии. Культурный империализм поддерживает и оправдывает территориальный империализм; культура, монополизируемая доминантной группой, политизируется и выхолащивается, становясь инструментом подавления и отчуждения.

Арабо-израильский конфликт обнажает эту тактику. Палестинская пропаганда, предназначенная для Запада, направлена на фальсификацию истории с помощью семантической подмены «палестинскими арабами» — евреев. Этот маскарад арабов, выступающих «вместо» евреев, способствует передаче им исторических прав Израиля, а также наделению их достоинством еврейского народа и симпатиями к нему. Лишая евреев их прошлого, арабы низводят их до уровня лишённой корней зависимой группы, достойной только снисхождения арабов.

На пресс-конференции в ООН 2 сент. 1983 г. в Женевском Дворце Наций Ясер Арафат утверждал:

«Именно мы были под пятой римского империализма. Именно мы послали палестинского рыбака, прозванного Святым Пётром, в Рим; он не только завоевал Рим, но завоевал также сердца людей. Именно мы знаем, как противостоять империализму и оккупации. Иисус Христос был первым арабским федаином*, пронёсшим свой меч по той же тропе, по которой сегодня арабы несут свой крест».

* Федаин — боец боевых арабских групп. 

Таким образом, ради успеха палестинского дела Иисус Христос перекрашивается в арабского суперфедаина (борца за ислам), а сам Ясер Арафат впрямую ассоциируется с основоположником христианства.

Стереотип димми в арабо-палестинском сознании

Известно, что успешная революция угнетённых оказывает травмирующее воздействие на угнетателей. Реваншизм и ненависть выражают горечь угнетателя, вынужденного противостоять восстанию своих жертв. Равенство прав с низшей по социальному статусу группой унижает доминирующую группу, которая отныне, лишённая своей ведущей роли, ищет утешения в иллюзиях. Эта реакция с исчерпывающей полнотой проанализирована в книгах, исследующих феномен расизма.

Редко случалось, чтобы нация столь систематически унижалась и разрушалась по всем ее национальным параметрам (демография, история, язык и культура), как это произошло с остатками евреев на их древней родине. Превращение Палестины в арабскую землю выражало политическое устремление победителей к постоянному пребыванию здесь и установлению своих моральных ценностей, так как захватчики не имели никаких сомнений в божественности своей миссии.

Но в новое время, ситуация, благоприятствовавшая прежде оккупантам, радикально изменилась. Слабость власти Османской империи, не способной контролировать положение в Палестине, позволила правительствам европейских стран взять под протекцию прожинавших здесь немусульман.

Маленькая группа вернувшихся евреев породила могучее движение, приведшее к образованию независимого государства Израиль. Этот исторический контекст объясняет то травматическое воздействие, которое оказали на арабов Палестины успехи сионистов.

На уровне коллективного арабского сознания поведение европейских евреев не укладывалось в привычный стереотип димми, чья деградация подтверждала и оправдывала чувство превосходства и доминирование уммы. Стремление димми к равенству воспринималось угнетателями как унижение.

В политическом смысле восстание димми потрясло арабское сознание, поставив под вопрос законность арабского доминирования в регионе — как над территориями, завоёванными джихадом, так и над ярко выраженными неарабскими этническими группами.

Настоящее и будущее — выбор арабского пути

В двадцатом столетии лидеры мусульманских стран должны были решить ключевой вопрос — продолжать ли им придерживаться идеологии джихада, которая в конце может вовлечь весь мир в гигантский ядерный джихад, или стремиться к обновлению умов и сердец и восприятию неверных как человеческих существ, которым свойственны те же надежды и страдания, что и мусульманам.

Была выбрана негативная позиция, которая была выражена первым алжирским президентом, Ахмедом Бен-Белла, в 1982 году в следующей формуле:

«Как арабы, мы хотим быть. Однако быть мы можем только в случае небытия других«.

Арабский национализм и статус димми

Арабский национализм сегодня представляет собой политическое движение, стремящееся к восстановлению главенства арабов, подобного тому, которое существовало в арабо-мусульманской империи во времена халифов. Не следует забывать, что эта империя родилась в результате арабизации земель димми и порабощения коренного населения. Следовательно, идеологически и исторически арабский национализм связан с идеологией джихада и димми.

С точки зрения современного арабского национализма, необходимо использовать любые методы, чтобы не позволить димми осуществить их право на религиозную и культурную эмансипацию, право, о котором всё громче заявляют порабощённые народы, вдохновляемые успехами Израиля и свободой Западного Мира.

Бат-Йеор — историк, специалист в области Ближнего Востока, ислама и диммитьюда (положения немусульман пол исламским господством). Автор широко известных книг: «Eurabia», «Islam and Dhimmitude», «Decline of Eastern Christianity», «The Dhimmi: Jews and Christians Under Islam».

Источник

Запись опубликована Вадим Давыдов | Dixi. You can comment here or there.

Tags: Израиль, дикари и калеки, ислам, исламский подлог, история, цивилизация
Subscribe

  • *14*

    © Сиван Котовский © Сергей Копысский (иллюстрации) Морок новогодья и связанные с ним затянутые выходные потихоньку отползает, и можно…

  • *13*

    © Сиван Котовский © Сергей Копысский (иллюстрации) Не то, чтобы меня сильно давило обычное зимнее уныние, но уходящий год напоследок дал…

  • *11*

    #явыхожу © Сиван Котовский © Сергей Копысский (иллюстрации) Опять не успеваю за событиями. Это к тому, что говорящая лошадь бухтела,…

promo gabblgob april 28, 2014 10:07 112
Buy for 100 tokens
Автор: Вадим Давыдов Не мир, но меч Было бы ошибкой полагать, будто Путин не знает, что война нужна отнюдь не игрушечная, вроде пресловутой «малой грузинской», а самая настоящая, опустошительная, кровавая — война, а не манёвры. Далее...
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments

  • *14*

    © Сиван Котовский © Сергей Копысский (иллюстрации) Морок новогодья и связанные с ним затянутые выходные потихоньку отползает, и можно…

  • *13*

    © Сиван Котовский © Сергей Копысский (иллюстрации) Не то, чтобы меня сильно давило обычное зимнее уныние, но уходящий год напоследок дал…

  • *11*

    #явыхожу © Сиван Котовский © Сергей Копысский (иллюстрации) Опять не успеваю за событиями. Это к тому, что говорящая лошадь бухтела,…