Вадим Давыдов (gabblgob) wrote,
Вадим Давыдов
gabblgob

Categories:

Брейвик и тоталитарные «демократы»


Ещё раз о норвежской трагедии

Хотя Брейвик признался в своих преступлениях, остается ряд важных вопросов, требующих ответа. В частности, нам до сих пор не известно, действовал ли он в одиночку. Брейвик утверждает, что имеется множество ячеек таких же террористов, готовых совершить нападения. Но пока никому не удалось обнаружить доказательства в пользу его утверждений. Мы так же не знаем, при всей браваде Брейвика, действовал ли он по своей собственной инициативе или выполнял чью-то волю.

Найти ответы на эти и ряд других вопросов – дело крайней необходимости. Поскольку, если Брейвик действительно не является одиноким волком, то существует серьезная опасность, что в ближайшее время произойдут новые спланированные атаки. И, с учетом проявленной норвежскими правоохранительными и силовыми структурами неадекватности при реагировании на террористические нападения, перспектива дальнейших терактов должна лишить норвежских и европейских лидеров сна.

Несмотря на все существующие опасности, этим вопросам уделялось очень мало внимания при широком общественном обсуждении, развернувшемся после совершения Брейвиком массового убийства. Вместо этого норвежские и западные СМИ при освещении террористических актов, совершенных Брейвиком, сфокусировали внимание на его самооправдании содеянного. Эти самооправдания содержатся главным образом в размещенном Брейвиком в интернете манифесте на 1518 страницах.

Некоторые из содержащихся в его манифесте материалов были заимствованы как плагиат от социального критика и террориста Теда Качинского, известного как Унабомбер, (англ. Unabomber — от «University and airline bomber»), чья кампания террористических актов с рассылкой бомб по почте продолжалась два десятилетия, и жертвой которой стали 3 человека убитых и 32 раненых. Качинский вынудил New York Times и Washington Post опубликовать его самооправдательные доводы в 1995 году под угрозой, что иначе будут убиты еще другие люди.

Манифест Брейвика занял центральное место в международном обсуждении его актов главным образом благодаря цитируемым в нем источникам.

На Качинского, как и на его коллегу-эко-террориста Джейсона Джей Ли, захватившего в заложники несколько человек в студии Discovery Channel в Мэриленде в сентябре прошлого года, оказали влияние публикации бывшего вице-президента США Альберта Гора (Эл Гор). Во время обыска в хижине Качинского в штате Монтана в 1996 году агенты ФБР нашли изрядно потрепанный экземпляр книжки Гора «Земля в равновесии» (Earth in the Balance). Ли заявлял, что после просмотра фильма Гора «Неудобная правда» ("An Inconvenient Truth") он «пробудился» с осознанием необходимости совершить террористический акт во имя спасения окружающей среды.

Помимо опусов Качинского (у которого плагиатор многое заимствовал, не упоминая имени автора), некоторые части манифеста Брейвика выглядят как справочник имен ведущих консервативных писателей и блоггеров западного мира. И это нечто беспрецедентное. Еще никогда ни один террорист не ссылался на такое количество консервативных фигур для оправдания своей позиции.

Брейвик особо отмечает авторов, фокусирующих внимание на критических исследованиях мультикультурализма и опасностей, исходящих от джихадистов и движения глобального джихада. Он также цитирует работы политических философов и писателей прошлого, в том числе Джона Стюарта Милла, Джлрджа Оруэлла, Джона Локка, Эдмунда Бёрка, Уинстона Черчилля и Томаса Джефферсона.

В широких обсуждениях содеянного Брейвиком преобладает именно его цитирование консервативных писателей и публицистов. Западные СМИ, в которых доминируют левые, — прежде всего New York Times, — и левое крыло блогосферы используют тот факт, что Брейвик опирается на доводы их политических оппонентов, для критики идей, выдвигаемых и пропагандируемых консервативными мыслителями и самих этих мыслителей, возлагая на них вину за его чудовищное массовое убийство. Вот, например, что опубликовала Times неделю тому назад на первой полосе: «Мужчина, обвиняемый в серии убийств в Норвегии, был под глубоким влиянием небольшой группы американских блоггеров и писателей, которые уже в течение ряда лет предупреждают об угрозе ислама».

Репортер Скотт Шейн (Scott Shane) перечисляет несколько популярных анти-джихадистских блогов, упоминаемых Брейвиком в его манифесте. И далее Шейн цитирует эксперта по левому экстремизму Марка Сейджмена (Marc Sageman), утверждающего, что публикации анти-джихадистских авторов послужили «инфраструктурой, породившей Брейвика».

То есть, Шейн цитирует Сейджмена, обвиняющего этих авторов и возлагающего на них ответственность за совершенные Брейвиком убийства.

Прежде чем рассматривать правдивость утверждений Сейджмена, стоит отметить, что никаких подобных измышлений не выдвигалось СМИ или их излюбленными экспертами по терроризму против Гора после того, как в прошлом году Ли захватил заложников, или после ареста Качинского в 1996 году. И тем более никто не обвинял Ноама Хомски (Noam Chomsky), Майкла Шоера (Michael Scheuer), Стивена Уолта (Stephen Walt) и Джона Мирсхаймера (John Mearshimer), чьи письменные работы поддерживал Усама Бин-Ладен, в ответственности за терроризм Аль-Каиды.

То есть, на писателей левацких взглядов, чьими работами восторгались террористы, не возлагается ответственность за террористические акты, совершенные их читателями.

Да этого и не должно быть. И чтобы понять, почему такая «виновность в результате чтения» неправомерна, стоит вспомнить, что отделает и отличает либеральные демократии от того, что известный израильский историк Якоб Талмон (Jacob Talmon) назвал «тоталитарными демократиями». Либеральные демократии основаны на принципе, что для граждан не просто допустимо участвовать в обсуждении вопросов, стоящих перед их обществом, а даже приветствуется участие граждан демократических стран в дебатах — даже порой в горячих — касающихся политики, проводимой их правительством, а также направлений культурного и нравственного развития общества.

Пассивное и не имеющее своей гражданской позиции общество — это общество, которому грозит потеря свободы.

Одной из причин, почему дискуссии и обсуждения лежат в основе либерально-демократического порядка, является то, что чем больше граждане ощущают себя вовлеченными в жизнь общества, тем менее вероятно, что они отвергнут правила и нормы, которыми руководствуется их общество, и обратятся к насилию, чтобы добиться своего. Как правило, либеральные демократии отвергают обращение к насилию как средству выигрыша спора. Поэтому для либеральных демократий терроризм в любых формах неприемлем.

Независимо от того, согласны ли вы с идеологическим самооправданием террориста, предполагается, что вас, как члена либерально-демократического общества, должен возмущать терроризм. Потому что, прибегая к насилию для достижения своих целей, террорист действует способом, фундаментально подрывающим либерально-демократический порядок.

Либеральные демократии всегда находятся в состоянии развития. Их граждане не ждут, что когда-нибудь настанет день, когда умолкнут все дискуссии и все будут друг с другом в согласии, и все будут убеждены в правоте какой-то одной стороны. Это объясняется тем, что либеральные демократии не основываются на мессианских чаяниях для создания совершенного общества.

И напротив, тоталитарные демократии – и тоталитарные демократы – именно обладают мессианским темпераментом и берут на себя утопическую миссию создать совершенное общество. И поэтому члены такого общества тешат себя надеждами, что когда-нибудь споры и дискуссии прекратятся раз и навсегда.

Как разъяснял Талмон в своей классической книге «Истоки тоталитарной демократии» (The Origins of Totalitarian Democracy), опубликованной в 1952 году, модель тоталитарной демократии обрисовал еще Жан-Жак Руссо, философский крестный отец Французской Революции. Руссо считал, что группа самопровозглашенных лидеров может подтолкнуть общество в сторону совершенствования, по сути принуждая людей принять их понимание того, что хорошо, а что плохо. Талмон проводит прямую линию между Руссо и тоталитарными течениями двадцатого века — нацизмом, фашизмом и коммунизмом.

Сегодня те, кто пытается заставить нас, консервативно мыслящих авторов, замолчать, усматривая преступную связь между тем, что мы пишем, и деяниями террориста, поступают так, мягко говоря, в анти-демократических целях. Если им удастся убедить общественность, что наши идеи являются причиной массового убийства детей, то наши голоса заставят умолкнуть.

Еще одним аспектом подобного анти-демократического поведения является характерная для многих тенденция произвольно выбирать, какой вид терроризма приемлем и какой неприемлем в соответствии с идеологическими обоснованиями, которые террористы подводят под свои действия. Самым свежим ярким примером такого поведения является интервью, которое дал посол Норвегии в Израиле Свейн Севье (Svein Sevje) газете Maariv. Maariv задала Севье вопрос:

- Будут ли норвежцы теперь, после террористических актов Брейвика, более сочувственно относиться к страданиям невинных израильтян, ставших жертвами палестинских террористов?

Севье ответил нет и пояснил: «Мы, норвежцы, рассматриваем оккупацию как причину террора против Израиля. Многие норвежцы до сих пор видят в оккупации причину для атак против Израиля. Каждый, кто так думает, не изменит своего мнения в результате атак в Осло».

Таким образом, для нелиберальных норвежцев терроризм правомерен, если стоящая за ним идеология оправдываема. Для них считается недопустимым, что Брейвик убил норвежских детей, потому что его идеология неправильная. Но допустимо, чтобы палестинцы убивали израильских детей, потому что их идеология правильная.

Сколько бы заявления Севье (или Гора, Мирсхаймера, Шоера или Хомски) не возмущали их идеологических противников, ни один уважающий себя свободно и здраво мыслящий человек не обвинил бы их политические философии в разжигании терроризма.

Есть лишь один момент, когда политическая философия переходит в терроризм. Это момент, когда политические мыслители призывают своих сторонников совершать акты терроризма во имя их политической философии, и они делают свои призывы, имея основание полагать, что их сторонники выполнят их пожелания. Под это описание подходят такие политические идеологи, как «духовный» лидер «Братьев- мусульман» Юсуф Кардави (Yousef Qaradawi), Усама бен-Ладен (Osama Bin Laden), основатель ХАМАС Шейх Яссин (Sheikh Yassin), лидер Аль-Каиды в Йемене Анвар Авлаки (Anwar Awlaki) и другие джихадистские лидеры.

Эти лидеры опасны, потому что они покидают вербальное поле полемики и переходят «доказательствам» своей «правоты» в виде терроризма. Им наплевать, согласна ли с ними широкая общественность. Как Мао, уничтоживший 70 миллионов людей, они считают, что политическая власть исходит из ствола винтовки, а не из разумного общения и дискуссий.

Показательно, что многие не отличающиеся здравомыслием западные демократические страны выдают этим философам терроризма визы и воспринимают их как достойных уважения мыслителей. Особенно ярким примером такой практики может служить прием, оказанный Кардави, как герою, во время его визита в Британию в 2005 году, тогдашним мэром Лондона Кеном Ливингстоном (Ken Livingstone). Аналогичным образом странная траектория, которую приняла британская политика, была продемонстрирована правительством в 2009 году, когда было отказано в визе голландскому парламентарию Герту Вильдерсу. Вильдерса демонизируют как «врага свободы» (?) за его критику исламского тоталитаризма (!).

В попытках левых увязать консервативных писателей, политиков и философов с Брейвиком нет ничего нового. Такое же случалось в 1995 году, когда левые пытались возложить на раввинов и политиков вину за убийство социопатом Игалем Амиром (Yigal Amir) тогдашнего премьер-министра Израиля Ицхака Рабина (Yitzhak Rabin). То же самое произошло прошлым летом в США, где левые настойчиво пытались связать психически больного Джареда Лофнера (Jared Loughner), застрелившего члена Конгресса США Габриэль Гиффордс (Gabrielle Giffords) и нескольких ее избирателей, с губернатором Аляски Сарой Пэйлин (Sarah Palin) и протестным движением Tea Party.

И эта тенденция представляет наибольшую опасность для будущего либеральных демократий. Если левым когда-либо удастся преуспеть в попытках криминализировать идеологических противников и оправдывать акты терроризма против оппонентов, то это разрушит либерально-демократические основы западной цивилизации.

Кэролин Глик – заместитель главного редактора газеты Jerusalem Post, старший научный сотрудник по делам Ближнего Востока вашингтонского Центра политики безопасности.

© Кэролин Глик

© Юджин Ревийн, пер. с
англ.
Tags: война миров, дегенеративная элита, закат Европы, ислам, коллаборанты, мысли великих сходятся, на память, проекты, статья, цивилизация
Subscribe

  • *14*

    © Сиван Котовский © Сергей Копысский (иллюстрации) Морок новогодья и связанные с ним затянутые выходные потихоньку отползает, и можно…

  • *13*

    © Сиван Котовский © Сергей Копысский (иллюстрации) Не то, чтобы меня сильно давило обычное зимнее уныние, но уходящий год напоследок дал…

  • *11*

    #явыхожу © Сиван Котовский © Сергей Копысский (иллюстрации) Опять не успеваю за событиями. Это к тому, что говорящая лошадь бухтела,…

promo gabblgob april 28, 2014 10:07 112
Buy for 100 tokens
Автор: Вадим Давыдов Не мир, но меч Было бы ошибкой полагать, будто Путин не знает, что война нужна отнюдь не игрушечная, вроде пресловутой «малой грузинской», а самая настоящая, опустошительная, кровавая — война, а не манёвры. Далее...
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments