Вадим Давыдов (gabblgob) wrote,
Вадим Давыдов
gabblgob

Самое время напомнить

Мой замечательный виртуальный друг Юджин Ревийн решил поддержать меня и прислал перевод речи Геерта Вильдерса, произнесённой в сентябре 2008 г. в отеле Four Seasons в Нью-Йорке, где он представил Альянс Патриотов Европы и объявил о предстоящей (в декабре 2008 г.) в Иерусалиме конференции «Противостоять джихаду» («Лицом к лицу с джихадом»). Как говорит сам Юджин, в этой речи чётко отражается наше положение в мире. Опасное положение.

«Америка как последний оставшийся солдат»


«Через одно или два поколения Америка будет задаваться вопросом: кто потерял Европу?».

Дорогие друзья!

Благодарю Вас за приглашение сюда.

Я приехал в Америку с определенной миссией. В Старом Свете дела обстоят из рук вон плохо. Надвигается огромная опасность, и очень трудно оставаться оптимистичным. Возможно, мы находимся на конечной стадии исламизации Европы. Это представляет не только очевидную и реальную опасность для будущего самой Европы, но и является угрозой Америке и вопросом жизни и смерти для Запада. Соединенные Штаты являются последним бастионом Западной цивилизации, противостоящим исламской Европе.

Сначала я опишу ситуацию, сложившуюся в Европе. Затем я расскажу кое-что об исламе. И в заключение сообщу Вам о конференции в Иерусалиме.

Вам известно, что Европа в настоящее время меняется. Вам, наверное, известны и основные вехи этих перемен. В каждом городе, иногда всего в нескольких кварталах от цели вашего туристического маршрута, существует другой мир. Это мир параллельного общества, созданного в результате массовой миграции мусульман.

По всей Европе возникает новая реальность: целые мусульманские районы, где живет очень мало коренных жителей, иногда их вообще вряд ли можно встретить. И если они там появятся, они могут об этом пожалеть. То же самое касается и полиции. Это мир головных платков, где женщины расхаживают в бесформенных балахонах, с детскими колясками и группой ребятишек. Их мужья, или, лучше сказать, рабовладельцы, шествуют в нескольких шагах впереди. На углах многих улиц стоят мечети. Вывески магазинов написаны на непонятном языке. Вам придется здорово потрудиться, чтобы обнаружить признаки какой-либо экономической активности. Это всё — мусульманские гетто, контролируемые религиозными фанатиками. Это мусульманские поселения, и они растут, как грибы, в каждом городе, по всей Европе. Это своеобразные строительные блоки, служащие для выстраивания территориального контроля над все бóльшими частями Европы: улица за улицей, район за районом, город за городом.

По всей Европе сейчас существуют тысячи мечетей. И прихожан в них больше, чем в церквях. И в каждом европейском городе существуют планы строительства супер-мечетей, по сравнению с которыми любая церковь в округе будет казаться карликом. Тем самым дается явный сигнал: «Здесь правим мы!»

Многие европейские города уже на четверть мусульманские: возьмите, например, Амстердам, Марсель или Мальмё в Швеции. Во многих городах большая часть населения в возрасте до 18 лет — мусульманская. Париж сегодня окружен кольцом мусульманских кварталов. Во многих городах самое распространенное имя среди мальчиков — Мухаммед.

В некоторых начальных школах в Амстердаме уже нельзя упоминать ферму, поскольку это означало бы упоминание свиньи, и это было бы оскорблением для мусульман.

Во многих государственных школах в Бельгии и Дании всем учащимся подается только «халяльная» еда (разрешенная для употребления мусульманами. — прим. перев.). В некогда терпимом Амстердаме геи подвергаются побоям, и нападают на них практически исключительно мусульмане. Для женщин-немусульманок стало привычным слышать позади себя: «Шлюха! Шлюха!». Антенны-тарелки спутникового телевидения направлены не на местные телестанции, а на спутники, транслирующие передачи из стран, откуда приехали обитатели этих районов.

Во Франции школьным учителям рекомендуется избегать упоминания авторов, чьи имена считаются оскорбительными для мусульман. Это касается и таких имен, как Вольтер или Дидро, и все чаще это относится также к Дарвину. Больше нельзя изучать историю Холокоста по причине мусульманской «чувствительности».

В Англии шариатские суды теперь официально являются частью британской системы законодательства. Во Франции во многих районах женщинам запрещается ходить без головных платков. На прошлой неделе в Брюсселе одного мужчину мусульмане избили чуть ли не до смерти за то, что он пил во время Рамадана.

Из Франции поспешно уезжает рекордное количество евреев, спасаясь от самой худшей со времен второй мировой войны волны антисемитизма. Сегодня стало обычным слышать французскую речь на улицах Тель-Авива…

Я бы мог еще очень долго рассказывать вам такие истории. Истории об исламизации.

Сегодня в Европе проживает пятьдесят четыре миллиона мусульман. Университет Сан-Диего недавно подсчитал, что через каких-то 12 лет целых 25% населения Европы будут составлять мусульмане! Бернард Льюис (американский историк-политолог. — прим. перев.) предсказывает, что к концу текущего века мусульман в Европе будет большинство.

Но всё это просто бесстрастные цифры. И эти цифры не были бы столь угрожающими, если бы мусульманские иммигранты имели сильное желание ассимилироваться. Но признаков этого очень мало. По сведениям исследовательского центра Pew Research Center, для половины французских мусульман их лояльность исламу более важна, чем лояльность по отношению к Франции. Одна треть французских мусульман не имеют ничего против атак террористов-смертников. Британский Центр социального единства (British Centre for Social Cohesion) сообщает, что одна треть студентов-мусульман выступают за создание всемирного халифата. Мусульмане требуют то, что они называют «уважением». И вот как мы проявляем к ним уважение: у нас официально мусульманские праздники объявлены государственными.

В Нидерландах министр юстиции, христианский демократ, согласен принять шариат, если будет мусульманское большинство. У нас есть члены кабинета министров с марокканскими и турецкими паспортами.

Требования мусульман поддерживаются противоправным поведением, начиная от мелких правонарушений и хулиганского насилия, например, по отношению к работникам скорой помощи или водителям автобусов, до массовых беспорядков. В Париже уже было целое восстание в пригородах, где живет беднота. Я называю таких нарушителей «колонистами». Потому что именно таковыми они и являются. Они приезжают не для того, чтобы интегрироваться в наше общество. Они приезжают, чтобы влить наше общество в свой «дар-уль-ислам». Поэтому они именно колонисты, поселенцы.

Значительная часть уличного насилия, о котором я упомянул, направлена исключительно против немусульман, что заставляет многих коренных жителей уезжать из своих кварталов, своих городов, своих стран. Более того, мусульмане становятся решающей силой на выборах, которую уже невозможно игнорировать.

Еще одна вещь, о которой следует помнить, — это значение пророка Мухаммеда. Его поведение служит примером для всех мусульман, и его нельзя критиковать. Ну ладно, если бы Мухаммед был мирным человеком, как, скажем, Ганди и мать Тереза в одном лице, — не было бы никакой проблемы. Но Мухаммед был бандитским атаманом, массовым убийцей, педофилом и многоженцем. Мусульманские традиционные жизнеописания Мухаммеда содержат свидетельства о том, как он воевал, как убивал своих врагов, и даже как он казнил пленных. Мухаммед лично вырезал еврейское племя Бану Курайза. Если что-то хорошо для ислама, то это добро. Если же что-то плохо для ислама, то это зло.

Не следует обманываться, будто ислам — это религия. Да, конечно, в её вокабуляре присутствует «бог» и т. п., и 72 девственницы / девственника. Но по своей сути ислам — это политическая идеология. Это система, закладывающая подробные правила для общества и для жизни каждого человека. Ислам хочет диктовать каждый аспект жизни. Слово «ислам» означает покорность. Если сравнивать ислам с чем-то, то его следует сравнивать с коммунизмом или национал-социализмом, — это все тоталитарные идеологии.

Теперь вам понятно, почему Уинстон Черчилль называл ислам «самой реакционной силой в мире», и почему он сравнивал «Майн Кампф» с Кораном.

Общественность единодушно приняла арабскую точку зрения и воспринимает Израиль как агрессора. Я пожил в этой стране и приезжал туда десятки раз. Я поддерживаю Израиль. Во-первых, потому что это родина евреев после двух тысячелетий изгнания, включая Освенцим, и во-вторых, потому что это демократическая страна, а в-третьих, потому, что Израиль — наша первая линия обороны.

Эта маленькая страна расположена на критическом изломе джихада, срывая его территориальное наступление. Израиль стоит на переднем крае противостояния джихаду, — как Кашмир, Косово, Филиппины, Южный Тайланд, Дарфур в Судане, Ливан, Ацех в Индонезии. Израиль попросту стоит у джихада на пути. Точно так же, как Западный Берлин стоял на пути коммунизма во время холодной войны.

Война с Израилем — это не война против Израиля. Это война против Запада. Это джихад. Израиль просто принимает на себя удары, предназначенные всем нам. Если бы не было Израиля, исламский империализм нашел бы другие объекты для высвобождения своей энергии в своей жажде покорения. Благодаря израильским родителям, отправляющим своих детей в армию и проводящим бессонные ночи, родители детей в Европе и Америке могут спокойно спать и видеть сладкие сны, не подозревая о надвигающейся опасности.

В Европе многие выступают за то, чтобы оставить Израиль и уделить внимание невзгодам и претензиям наших мусульманских меньшинств. Но если бы, упаси Боже, Израиль исчез, это не принесло бы никакого успокоения Западу. Это не означало бы, что наши мусульманские меньшинства вдруг изменили бы свое поведение и приняли наши ценности. Наоборот, конец Израиля придал бы огромный стимул силам ислама.
Они бы — с полным на то основанием — рассматривали падение Израиля как доказательство того, что Запад слаб и обречён. Конец Израиля не означал бы конец наших проблем с исламом, а только их начало. Падение Израиля означало бы начало окончательной битвы за мировое господство. Если они одолеют Израиль, они захватят всё. Так называемые журналисты норовят навесить на критиков исламизации ярлык «правого экстремиста» или «расиста». В моей стране, Нидерландах, 60% населения рассматривают массовую иммиграцию мусульман как самую большую политическую ошибку со времен второй мировой войны. А еще 60% считают ислам самой большой угрозой. Но существует еще бóльшая опасность, чем террористические атаки, — сценарий, где Америка остаётся последним выжившим солдатом. Свет над Европой может погаснуть гораздо раньше, чем можно себе представить. Исламская Европа будет означать Европу без свободы и демократии, экономическое запустение, интеллектуальный кошмар, а также потерю военной мощи для Америки, — поскольку ее союзники превратятся во врагов с атомными бомбами. При исламской Европе останется только Америка, которой придется сохранить наследие Рима, Афин и Иерусалима.

Дорогие друзья! Свобода – это самый драгоценный дар. Моему поколению не пришлось воевать за эту свободу. Ее преподнесли нам на серебряном блюдечке люди, которые боролись за нее, не жалея жизни. По всей Европе американские кладбища напоминают нам о молодых парнях, которые так и не возвратились домой, чью память мы бережно храним. Эта свобода не принадлежит моему поколению; мы просто ее хранители. Мы можем только передать эту тяжко завоеванную свободу детям Европы в таком же виде, каком она досталась нам. Мы не можем пойти на сделку с муллами и имамами. Будущие поколения никогда бы нам этого не простили.

Мы не можем разбазаривать наши свободы. У нас просто нет на это права!
Надо предпринять все необходимые действия, чтобы не позволить исламскому безумию разрушить мир, каким мы его знаем.

Геерт Вильдерс


© Юджин Ревийн, пер. с англ.


Постскриптум. Говорит и показывает Лондон!


Tags: война миров, дикари и калеки, закат Европы, ислам, на память, проекты, терминальная стадия, цивилизация, чёрная Африка
Subscribe

  • *14*

    © Сиван Котовский © Сергей Копысский (иллюстрации) Морок новогодья и связанные с ним затянутые выходные потихоньку отползает, и можно…

  • *13*

    © Сиван Котовский © Сергей Копысский (иллюстрации) Не то, чтобы меня сильно давило обычное зимнее уныние, но уходящий год напоследок дал…

  • *11*

    #явыхожу © Сиван Котовский © Сергей Копысский (иллюстрации) Опять не успеваю за событиями. Это к тому, что говорящая лошадь бухтела,…

promo gabblgob april 28, 2014 10:07 112
Buy for 100 tokens
Автор: Вадим Давыдов Не мир, но меч Было бы ошибкой полагать, будто Путин не знает, что война нужна отнюдь не игрушечная, вроде пресловутой «малой грузинской», а самая настоящая, опустошительная, кровавая — война, а не манёвры. Далее...
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments

  • *14*

    © Сиван Котовский © Сергей Копысский (иллюстрации) Морок новогодья и связанные с ним затянутые выходные потихоньку отползает, и можно…

  • *13*

    © Сиван Котовский © Сергей Копысский (иллюстрации) Не то, чтобы меня сильно давило обычное зимнее уныние, но уходящий год напоследок дал…

  • *11*

    #явыхожу © Сиван Котовский © Сергей Копысский (иллюстрации) Опять не успеваю за событиями. Это к тому, что говорящая лошадь бухтела,…