February 26th, 2015

gorgona

Прекрасное из комментов у Пробежего (СР)

К этому.

Был у меня случай, таких много, конечно, по мелочам, но этот был - типичный. Человеку дали ТЗ, он просрал сроки, ладно, угарели слегка, справились без него, ему было высказано, что он - придурок и не нужен тут больше никому, и не надо больше данных людей беспокоить. Так вот, через пару-тройку месяцев он явился с доделанным проектом, и начал быковать, что мол - я обязательный человек, сказал, сделаю, НЕ ИМЕЕТЕ ПРАВА никогда меня чмырить, что я необязательный.

Ну, чую, и тут так же. Ну не получился сходу коридор до крыма. Но кто-то до сих пор упирается рогом, повторяет мантру: "пацан сказал, пацан сделал!". А Володя ездит и с виноватой улыбкой пытается договориться с другими генеральными уже по совершенно иной ситуации.

А вот это ведь оно всё наше, советское. Сказал - сделал, время - ничто! А если не получается, мы кувалдой! А если кувалдой не, мы Васю позовём, он вроде разбирается, Вася не помог - Петю, и так до бесконечности. Ну если задача не вошла в его объём усилий, он так до бесконечности и будет, со слезами - Я НЕ ЧМО! Да и не сделает нихуя уже, нет возможности, даже гений не сделает, что самое интересное. Окно возможности - того, закрылось (Фильм Окно в Париж сразу почему то вспомнился). Но будет же всё равно пытаться. Когда всё уже, заказчик не спрашивает, репутация сорвалась с волоска, вот такой элемент: "Смари, смари, ща... погоди... вот ща смари! Делаю, смари! Уже почти всё, смари, почти доделал!" поярче, чтоб все вокруг знали, что всё, уже почти всё. Чем раньше прошли сроки, тем громче. Сопутствует этому безумная импровизация: "Сматри, смари, вы упустили момент а я чё придумал, смари, какая хуйня, твои новые до этого не доперили, смари как тут можно было, во, смари, показываю, показываю, смари!"

Вот и начинаются всякие показательные дешёвые трюки.
promo gabblgob april 28, 2014 10:07 112
Buy for 100 tokens
Автор: Вадим Давыдов Не мир, но меч Было бы ошибкой полагать, будто Путин не знает, что война нужна отнюдь не игрушечная, вроде пресловутой «малой грузинской», а самая настоящая, опустошительная, кровавая — война, а не манёвры. Далее...
gorgona

Подтекст

Сначала — бородатый еврейский анекдот.

Российская Империя, конец XIX века. На перроне стоят двое: старый еврей и ражий кондуктор с усищами. На груди у кондуктора бляха с надписью: «К.Х.Ж.Д.» («кондуктор Херсонской железной дороги»).
Еврей, не в силах сдержать любопытства, спрашивает:
— Господин кондуктор, разрешить поинтересоваться: что эти вот буковки у вас означают?
Кондуктор презрительно окидывает еврея взглядом, усмехается и, выпучив глаза, ревёт:
— Кому холера — жиду две!
Еврей некоторое время молчит, затем лицо его освещается улыбкой:
— Ой, нет, господин кондуктор. Это означает совсем другое.
— Чо?!
— Видите ли, — торопливо объясняет еврей, — это вы, кацапы, читаете слева направо. А мы, жиды — справа налево!
— И чо?!
— Ну, вот и получается — «деньги — жиду, холера — кондуктору»…

А теперь — картинка:

На первый взгляд, всё вроде бы отлично. Патриотизм («Р[РРР]усский солдат[, блядь!]»), разумное самоограничение (сало, а не мраморная говядина с пармезаном, спички, а не турбозажигалка и/или ксеноновый фонарик, самогон, а не «Абсолют»), культура (в «неприличном» слове «ХУЙ» последние две буквы заменены звёздочками, да ещё и красными — т. е. опять-таки патриотизм), благодушие (пожелание трясучки «ПЕНТАГОНу» — всего-то трясучки, не ядерной же зимы, в конце концов). Орден ВОВы фестончиком, «георгиевская» ленточка, вот это всёTM. Прекрасно, в общем.

Всё, да не всё. Кое-что меня насторожило.

Нет, вовсе не то, что духоподъёмные строки белеют на заднем стекле немецкого внедорожника фирмы «Audi». Это как раз нормально: какой же уважающий себя русский советский патриот будет ездить на нищебродской «Калине» или, упаси бог, «Запорожце». Насторожило другое.

Ни слова о смешливых «Искандерах», вот ведь какая штука.

Давайте попробуем понять, как будет выглядеть военная кампания, исходя из провозглашённой автором четверостишия логистической парадигмы — «спички, сало, самогон».

Итак, узнав о вероломном нападении НАТОвских легионов, лирический герой («Р[РРР]усский солдат[, блядь!]»), взвалив на спину сидор с запасами логистической триады, удаляется в тайгу, где у него вырыта землянка. Солдаты НАТО, колеся по горам и долам в поисках противника, плачут от злого бессилия и воздевают руки к небу в тщетных молитвах. Раз в месяц перематывая заскорузлые портянки при неверном свете то и дело ломающихся спичек и плача от невыносимой вони, лирический герой, опухший от самогона с салом, мечтательно улыбается, воображая, как солдаты НАТО сосут хуй. Поскольку в представлении лирического героя сосание хуя является одновременно и чем-то недоступно восхитительным, и невыразимо профанным, оскорбительным, грязным, он ощущает глубокое, ни с чем не сравнимое наслаждение.

Наконец, Пентагон, трясясь от страха перед неумолимо приближающимися слушаниями в Конгрессе и пиздюлями за нецелевое расходование выделенных на проведение кампании несметных тыщ мильярдов баксов, из-за отсутствия коих в трещащем по швам пиндосском дефицитном бюджете зияет чудовищная дыра, грозящая голодными бунтами от Хьюстона до Сиэтла и от Нью-Йорка до Сан-Франциско, с позором удаляется с территории испоганенной вражьими гусеницами и сапожищами, но непокорённой Родины лиргероя.

Убедившись, что захватчики-супостаты больше не, лирический герой, пошатываясь от цинги и начинающегося цирроза, полуослепший, выбирается из землянки, разворачивает припрятанное на груди красное знамя с ликом Св. Углокрыса, разевает беззубый рот и еле слышно выдыхает: «Мы пабидили!»

Чтобы никто, не дай бог, не услышал.

Originally published at Ardet Verbum. You can comment here or there.