March 15th, 2013

gorgona

Хроники пикирующего ЖЖ (СР)

интересно, я как-то совершенно не в теме всех этих страстей и приключений... "пора валить"(с)?

Оригинал взят у corpuscula_cult в Новые технологии

Продолжаем наши разоблачения МЗС. Я вчера писала об умышленной дебилизации ЖЖ. Цель затеи понятна - размыть, а в результате заглушить полностью, интеллектуальную часть пользователей, которые когда-то и сделали ЖЖ популярным. Делается все очень просто:

[жуть какая]
1. Создаются Топы и рейтинги, первые позиции в которых с помощью Супа занимают дебилы ("информационная поддержка"). Рейтинги показываются на первой странице, чтобы отпугивать зашедших туда умников-новичков и привлекать еще больше дебилов.

2. Бездарности из числа самых лузеров мотивируются и поощряются с помощью грантов и жетонов, на которые они запихивают себя в Топы, промо и рекламные блоки в чужих журналах. Так создается впечатление присутствия большого количества умственно-отсталых.

3. Стимулируются платные репосты, таким образом уникальный контент вытесняется копипастой другой идиотической копипасты . В свою очередь эти посты не имеют никакой содержательной цели, они нужны для "наращивания Социального Капитала", что дает возможность брать с других больше денег за репосты их идиотских постов. Практически вечный двигатель по производству говна.

4. Упор делается на развлекательно-бессмысленный контент в духе Свириденкова, чтобы наиболее подверженная эмоциональным перепадам масса пользователей не отвлекалась на какие-нибудь общественно-политические темы (не ходила пощекотать нервы к Навальному, например). Картиночные блоги поощряются (см. фотоблоги).

5. Поощряется взаимофрендинг и "обмен комментариями". Последнее вообще полный ахтунг, это диалоги вида "Какой интересный у вас блог! Давайте дружить!" - "У вас тоже очень мило. Дружим!". Кто сказал, что ЖЖ славен тем, что там удобный интерфейс для ведения дискуссий? Гудбайте, дискуссии, давайте дружить. Энтропия нарастает.

6. Чудесным образом увеличивается количество спама и ботов, с которыми администрация не может никак ничего сделать. Ну вот никак.

7. Вводятся технические улучшения. 99% из них выполняют только одну функцию - ломаться и осложнять жизнь.

Ради новой монетизации Администрация ЖЖ отказалась от банеров, которые она сама так настойчиво вводила. Банеры нужны были не столько для якобы заработка, как мы теперь понимаем, а для унижения пользователя - уж если сунуть рекламу, так чтобы она была побольше и прямо в пост давай этому интелю с его писульками запузырим, ишь, очки-то напялил.

Но это не принесло желаемого эффекта, кто стал откупаться, переходя на платные эккаунты, кто - резать эдблоком. Нужно было работать по-крупному. Навалить в библиотеке кучи говна, посадить в читальном зале алканов с бутылкой, баб каких-нибудь пострашнее и покрупнее в дверях поставить. Чтобы вместо убывших новые умники не приходили, а если такой и забрел, то затерять его среди потоков мусора. После чего можно спокойно доложить в АП, что ЖЖ больше интереса не представляет, остается только взяться за американцев, повыдавить их в Тамблер и Фейсбук и лавку закрыть уже наконец.

Вы думаете, это мои апокалиптические фантазии, вызванные пельменями? Тогда читаем отчеты начинающей путь к вершине юзерши (уменьшенная копия звезды Лирушки Сфорцы Макинтош, королевы китча) - её мысли "о способах грамотного и успешного продвижения журнала" и отчет для Супа о результатах освоения гранта (жетоны, котроые Суп выдает неофитам-говноедам на селф-промоушн). Вот так создается говнократия. И это не умственно-отсталый Дронов придумал, у него развитие 10-летнего, а профессиональный уровень веб-верстальщика. И уж не Бармин (такого надо было еще найти, персонаж из мира сказок). Тут люди поумнее работали, с хорошим образованием даже.
promo gabblgob april 28, 2014 10:07 112
Buy for 100 tokens
Автор: Вадим Давыдов Не мир, но меч Было бы ошибкой полагать, будто Путин не знает, что война нужна отнюдь не игрушечная, вроде пресловутой «малой грузинской», а самая настоящая, опустошительная, кровавая — война, а не манёвры. Далее...
gorgona

Ещё немного о катастрофе 41-го (СР)

Книга Л.М. Сандалова: «Боевые действия войск 4-й армии Западного фронта в начальный период Великой Отечественной войны».

Подготовка к войне. До осени 1940 года в тактической подготовке войск, как и в предыдущие годы, преобладали условности. Наступление стрелковых подразделений и частей обычно условно поддерживалось батальонной, редко полковой артиллерией, обозначенной одним орудием, а иногда и указками. Дивизионные артиллерийские полки и зенитно-артиллерийские дивизионы дислоцировались отдельно от стрелковых полков, весной убывали в специальные лагеря и поэтому в совместных действиях со стрелковыми войсками не тренировались. Танков в стрелковых дивизиях не было. На тактических занятиях иногда танковые группы поддержки пехоты обозначались тракторами или броневиками. Передача радиограмм на учениях в приграничных дивизиях из-за боязни перехвата запрещалась. Разрешался только обмен радиосигналами.

[развернуть]Командно-штабные учения, как правило, проводились двухстепенные, односторонние и без обозначения войск и тылов. Организация взаимодействия штаба армии и штабов корпусов с авиацией не отрабатывалась.

Наконец, накануне войны 21 июня 1941 года закончилось проводимое штабом армии двухстепенное командно-штабное учение 28-го стрелкового корпуса на тему “Наступление стрелкового корпуса с преодолением речной преграды”. На последнюю неделю июня штаб округа подготавливал игру со штабом 4-й армии также на наступательную операцию.

Начало войны. С уходом из Бреста 22-й танковой дивизии город остался почти беззащитным. Командир 6-й стрелковой дивизии собирал в это время остатки 125-го, 333-го стрелковых и 131-го артиллерийского полков севернее и северо-восточнее Бреста. Кроме того, эти полки по плану и не предназначались для обороны Бреста, а должны были оборонять другие районы. Поэтому 45-я немецкая пехотная дивизия, форсировав Западный Буг южнее и севернее крепости и встречая лишь незначительное сопротивление наших войск на флангах, постепенно занимала город. Ее отряд на десантных лодках пробился по р. Мухавец к мостам южнее и юго-восточнее Бреста и захватил их неповрежденными.

Для выхода из крепости на восток можно было использовать только одни северные ворота, но по ним противник сосредоточил наиболее сильный артиллерийский огонь. Поэтому выйти из цитадели смогли лишь отдельные подразделения, которым вывезти какую-нибудь материальную часть не удалось. Не смог вырваться даже разведывательный батальон 6-й стрелковой дивизии, имевший на вооружении легкие танки и бронемашины.

Следовательно, большое количество личного состава частей 6-й и 42-й стрелковых дивизий осталось в крепости не потому, что они имели задачу оборонять крепость, а потому, что не могли из нее выйти.

К 7 часам части 45-й и 34-й пехотных дивизий 12-го немецкого армейского корпуса заняли Брест. В руках советских войск осталась крепость, защитники которой проявили себя истинными патриотами Родины, героически сражались с врагом до последнего дыхания, покрыв боевые знамена своих частей неувядаемой славой.

Никаких новых указаний о порядке использования войск во изменение задач, определенных планом прикрытия, ни командиры корпусов, ни командиры дивизий в первые часы войны не давали. Это обусловливалось тем, что ни для кого из них обстановка не была ясной. Во-первых, командиры и штабы не имели никаких данных о количестве сил и действиях противника на различных участках фронта. Каждый видел только то, что делалось перед ним. Информации ни сверху, ни от соседей не поступало. Во-вторых, командиры корпусов и дивизий, не имея постоянной связи с частями, не знали в первые часы войны истинных потерь и предполагали, что в районы сбора по тревоге части выйдут достаточно боеспособными, а противник не рискнет вторгнуться большими силами и направит на нашу территорию лишь отдельные группы.

23 июня 1941 года. Взаимодействия между 14-м механизированным и 28-м стрелковым корпусами в предстоящем контрударе штаб армии не организовал. Оно свелось лишь к вызову на командный пункт армии командиров и начальников штабов корпусов и постановке им задач. В свою очередь командиры корпусов и их штабы также ограничились постановкой задач дивизиям.

В 6 часов 23 июня части 14-го механизированного, 28-го стрелкового корпусов и 75-й стрелковой дивизии начали контратаки против частей 47-го и 24-го моторизованных и 12-го армейского немецких корпусов. Незначительного успеха достигли наши войска только в районе Жабинки и в полосе 75-й стрелковой дивизии. Здесь они потеснили противника на запад.

Однако на других участках противник, поддержанный сосредоточенным артиллерийским огнем и авиацией, перешел в наступление и своими танковыми дивизиями начал быстро продвигаться в направлениях Кобрина и Пружан.

30-я танковая дивизия к началу атаки имела 120 – 130 боеспособных танков. В ходе боя утром 23 июня дивизия понесла большие потери в личном составе и танках от огня артиллерии, особенно противотанковых орудий, от пикирующих бомбардировщиков и огня средних танков противника. Затем, будучи обойденной с севера из района Каменец 17-й немецкой танковой дивизией, она быстро начала откатываться к Пружанам.

22-я танковая дивизия, у которой перед началом атаки было около 100 танков, в боях под Жабинкой понесла большие потери и под угрозой окружения стала отходить также на Кобрин.

После 7 ч 30 мин отошедшая в район Пружаны 30-я танковая дивизия вступила на подступах к этому пункту в бой с 17-й и 18-й немецкими танковыми дивизиями.

В ходе боя между нашей 30-й и 18-й немецкой танковыми дивизиями главные силы 17-й танковой дивизии противника обошли Пружаны с севера, ударили в тыл нашим войскам и ворвались в местечко. После короткого, но ожесточенного боя в городе противник отбросил части 30-й танковой дивизии на восточную окраину.

После утренних боев части 14-го механизированного и 28-го стрелкового корпусов еще больше перемешались и утратили свою боеспособность.


Основной вывод. Плохое управление и плохая организация контрудара со стороны командования армии и командования корпусов, слабое в течение всего дня управление войсками в значительной мере увеличили наши неудачи. В неудовлетворительном управлении войсками со стороны всех инстанций немалую роль сыграло плохое качество наших средств связи. Кроме того, наш командный состав не умел использовать радиосредства для управления, да и этих средств имелось мало. Наличие в армии управления командования и штаба 28-го стрелкового корпуса являлось лишней инстанцией управления и при незначительном числе стрелковых дивизий в армии не только не помогало управлению войсками, а, наоборот, создавало значительные трудности.