September 5th, 2012

mohel

Тень, знай своё место

Я тебя породил, я тебя и аннулирую

Представляю вам, дорогие друзья, ещё одного «организатора событий» (event programmer). Знакомьтесь: Бонд, Джеймс Бонд Том Холланд. Британский писатель и историк, автор нескольких романов в жанре «исторического хоррора и мистики», а также нескольких научно-популярных работ. Закончил Queens College Cambridge University, получил степень бакалавра с отличием первого класса по английскому языку и латыни. Обучение продолжил в Оксфорде, где работал над диссертацией о жизни лорда Байрона.

В настоящее время Том Холланд больше не занимается художественной литературкой, а посвятил себя труду историка. Три книги об античной эпохе — «Рубикон» (о триумфе и трагедии Римской республики — античность же наше всё), «Персидский огонь» (об истории греко-персидских войн, — Турция адью? ждём греко-курдскую границу?) и «Миллениум» (о зарождении западноевропейской цивилизации — надо её быстренько удревнить ещё, а то Китай поджимает со своими баснями) — позволили ему быстро стать звездой научно-популярного жанра. В этом году вышла его новая работа — «В тени меча». В ней Холланд исследует зарождение ислама.

«В тени меча», понятно? «Я искал свидетельств о мусульманах седьмого века, но их не существует». Is it clear enough, folks? I believe you’ve got the message, haven’t you?

Collapse )

Запись опубликована Вадим Давыдов | OCCIDE VERBUM. You can comment here or there.

promo gabblgob april 28, 2014 10:07 112
Buy for 100 tokens
Автор: Вадим Давыдов Не мир, но меч Было бы ошибкой полагать, будто Путин не знает, что война нужна отнюдь не игрушечная, вроде пресловутой «малой грузинской», а самая настоящая, опустошительная, кровавая — война, а не манёвры. Далее...
mohel

Вольный ганзейский город (СР)

Что называется, вдогонку.

Вадим Штепа

От автора: На летнем семинаре Московской школы политических исследований состоялась серия круглых столов на тему регионального развития и новых городских брендов. Всего было рассмотрено 15 городских проектов в самых различных регионах — многие выглядели традиционно, иные фантастично, а некоторые даже эпатажно…

По признанию публики, один из самых концептуальных креативов представила «калининградская группа», которую составляли как сами кёнигсбергцы, так и примкнувшие к ним — Дмитрий Бавырин, Евгений Бурлуцкий, Дмитрий Глухов, Максим Михайлов, Евгения Сайко, Мария Сергеева, Анатолий Чуманский, Вадим Штепа.

Группа поручила мне литературную обработку нашего бурного мозгового штурма и вынесение его на суд читателей РЖ.

* * *

Пролог. Легенда о кёнигсбергских кошках

Один из символов Калининграда-Кёнигсберга — кошки. Например, в Королевских воротах установлен бронзовый прусский кот работы скульптора Людмилы Богатовой, которого обязательно стремится почесать за ушком каждый посетитель.


Кошек в Калининграде-Кёнигсберге уважают, и для этого есть причина. Давайте перенесёмся в 1946-й год. Немецкие семьи, пережившие сначала ужасные англо-американские бомбардировки, а затем и приход русских, ютятся в подвалах. Их дома разрушены, в уцелевших школах советские комендатуры, только тёплый мурлычущий на коленях кот напоминает о безмятежной бюргерской жизни.

Collapse )

Запись опубликована Вадим Давыдов | OCCIDE VERBUM. You can comment here or there.