August 22nd, 2011

gorgona

Июньские тезисы-2


Оригинал взят у fat_yankey в Июньские тезисы-2
Начало здесь

Итак, почему же я согласен со Сталиным?

Если очень грубо, то причины военных поражений выделяемые при анализе обычно сводятся к трём: "их было больше", "они были лучше" и "обстановка" (aka "ошибки в развёртывании").

Первая причина тут явно не играет. Советский Союз к 1941 году имел в своём распоряжении достаточно ресурсов, чтобы по военному времени сосредоточить на Западном ТВД почти 260 дивизий, около 13,000 танков и 10,000 боевых самолётов первой линии. Германия для нападения располагала только 155 дивизиями, примерно 3,400 танками и 3,000 боевыми самолётами первой линии.

Конечно, немцы "были лучше", то есть вермахт качественно превосходил Красную армию на всех уровнях. Но, как показывает опыт боёв начального периода войны, советские кадровые дивизии в простой обстановке вполне могли вести успешную оборону при соотношении 1:1 и даже несколько уступая в силах. См. оборону За- и Приполярья или любимый Исаевым эпизод с обороной Лиепаи. Ход военных действий на юго-западном направлении демонстрирует, что на оперативном уровне, при общем превосходстве над немцами примерно 1,2:1 советские войска могли не допустить оперативных окружений и более или менее пристойно отступать, причём в сложной обстановке.

Располагая общим превосходством почти 1,7:1 Красная армия имела неплохие шансы не только отразить удар, но и нанести поражение противнику.

То есть, фактор "они были лучше" хоть и наличествовал, но решающего влияния оказать не мог, СССР имел возможность парировать качественное немецкое превосходство своим количественным.

Остаётся сделать вывод, что катастрофа 1941 года, как и сказал Сталин, предопределялась обстановкой: "война фашистской Германии против СССР началась при выгодных условиях для немецких войск и невыгодных для советских войск".

Причём, обстановка сложилась неблагоприятно как на военно-политическом, так и на стратегическом уровне.

На военно-политическом уровне обстановка характеризовалась тем, что у Германии на континенте не осталось противников, зато появилось много союзников. Помимо 155 германских дивизий против СССР были выставлены около 40 дивизий германских саттелитов. Коэффициент советского превосходства падал с 1,7:1 до 1,3:1. Кроме ухудшения соотношения сил, участие саттелитов приводило к расширению линии фронта, ещё более усложняя обстановку.

На стратегическом уровне наблюдалось то, что некоторые любят называть "упреждением в развёртывании" (мне это кажется неточным - ведь стратегическое развёртывание ВС СССР так и не успело начаться, хотя и были проведены многочисленные подготовительные мероприятия). Конкретно же это выразилось в том, что немцы вступили в войну, завершив развёртывание, создание и сосредоточение группировок. А войска предназначенные для создания советских группировок оказались размазанными на пространстве от западной границы до Сибирского Военного Округа.

Это означало, что немцы получили приз, к которому стремится любой полководец - возможность бить противника по частям. При значительном общем превосходстве советских войск, в конкретных операциях войска оси имели чаще всего превосходящую численность. Численное превосходство усугублялось качественным, особенно в части управления и организации. Такая обстановка уже не давала советской стороне никаких шансов, даже без учёта других "ошибок в развёртывании". Сталин в своём анализе не погрешил против истины.

Кто же вручил немцам этот приз? Какова была цепочка решений загнавших СССР в этот тупик? Кто их принимал? Кто отец (отцы) советского поражения?

Из описания ситуации видно, что основная доля ответственности лежит на высшем политическом руководстве.

Нельзя сказать, что советское руководство прямо способствовало складыванию такой военно-политической обстановки в Европе, при которой Германия смогла не только сосредоточить свои основные силы против СССР, но и привлечь к этому делу ресурсы значительной доли континентальной Европы. Но можно сказать, что советское руководство не сделало ничего, чтобы воспрепятствовать такому ходу событий, и способствовало ему косвенно.

Ответственность за сложившуюся на начало войны стратегическую обстановку не поровну делят между собой руководство политическое и военное.

Главную долю ответственности тут несёт руководство политическое, за откладывание начала мобилизации и развёртывания до крайних пределов. Курсом на сближение с Германией Сталин загнал себя в ситуацию, когда нормальная для любой нейтральной страны реакция на идущую у её границ войну - мобилизация армии, - была бы воспринята как враждебный жест. Даже когда угроза войны стала совсем явной (примерно в середине июня), было решено ограничится полумерами и подготовительными мероприятиями. В результате мобилизация началась уже под немецкими бомбами.

Меньшую долю ответственности несут военные. За нереальность сценария вступления в войну. Все эти "операции прикрытия" никак не отвечали ситуации, когда противник "держит свои силы мобилизованными, с развёрнутыми тылами" и может подавать к границе 600 пар поездов в сутки, против наших 250. Причём они одинаково не отвечали реальности как в сценарии первого удара Красной армии (такое было возможно только если немецкий Слонопотам смотрел бы на небо), так и (тем более) в сценарии когда первыми бьют немцы.

Как-то так.
promo gabblgob april 28, 2014 10:07 112
Buy for 100 tokens
Автор: Вадим Давыдов Не мир, но меч Было бы ошибкой полагать, будто Путин не знает, что война нужна отнюдь не игрушечная, вроде пресловутой «малой грузинской», а самая настоящая, опустошительная, кровавая — война, а не манёвры. Далее...
gorgona

Июньские тезисы


Оригинал взят у fat_yankey в Июньские тезисы

9 сентября 1942 года граф Чиано пишет в своём дневнике: "как обычно, у победы находится сотня отцов, но поражение всегда сирота".

Воистину так! В мемуарах и исторических исследованиях потерпевшей поражение стороны, причина произошедшего чаще всего имеет характер форс-мажора, обстоятельств непреодолимой силы. Противник был такой свиньёй, что оказался сильнее и хитрее нас. Противостоять этому было невозможно. Причины поражения описываются в терминах внешних условий, неподконтрольных нашей воле, а ход операций - в страдательном залоге ("были вынуждены...", "пришлось...").

Катастрофа Красной армии летом 1941 года не избежала общей сиротской участи.

Первым анализ причин "непродолжительного военного выигрыша" противника дал Сталин в своей речи 3 июля 1941 года. Причина им была выявлена одна - "война фашистской Германии против СССР началась при выгодных условиях для немецких войск и невыгодных для советских войск". Конкретно, преимущество выразилось в том, что войска противника были отмобилизованы и развёрнуты, а советские войска - нет.

6 ноября 1941 года Сталин выступая перед депутатми Моссовета добавил ещё одно неблагоприятное условие "временных военных неудач" Красной Армии - отсутствие второго фронта в Европе. Кроме того список факторов "неудач" был расширен. К "неблагоприятным условиям" добавился фактор технического преимущества немцев. Качественное преимущество, конечно, было за советской техникой, но "самолётов у нас пока ещё меньше, чем у немцев ... танков у нас в несколько раз меньше, чем у немцев". И в этом "секрет временных военных успехов немецкой армии". При этом "нельзя сказать, что наша танковая промышленность работает плохо", но "немцы вырабатывают гораздо больше танков, ибо они имеют в своём распоряжении не только свою танковую промышленность, но и промышленность Чехословакии, Бельгии, Голландии, Франции". "Без этого обстоятельства," - уверяет депутатов Сталин, - "Красная Армия давно разбила бы немецкую армию, которая не идёт в бой без танков и не выдерживает удара наших частей, если у неё нет превосходства в танках".

7 ноября 1941 года, выступая на параде в Куйбышеве, Ворошилов тоже коснулся причин "временных неудач". В целом повторив анализ Сталина от 3 июля ("Гитлер строил свои расчёты ... на внезапности своего разбойного нападения... на преимуществе полностью уже отмобилизованной и в боях сколоченной германской фашистской армии"), он, следуя за уточнениями генеральной линии от 6 ноября, выдвигает на главное место фактор технического превосходства: "а главное - на огромной боевой технике, которой располагала его армия после ограбления Австрии, Чехословакии, Польши, Норвегии, Дании, Бельгии, Голландии, Франции, Югославии и Греции".

В тот же день на параде в Воронеже выступил Тимошенко. Его анализ звучал короче, но содержательно от ворошиловского не отличался: "Подлый враг коварно напал на нашу страну. До зубов вооружённый, используя оружие оккупированных стран, кровавый фашизм бросил против нашей страны огромное количество танков, самолётов и других видов вооружения".

В следующий раз из сталинских уст анализ причин поражения звучит в приказе Наркома обороны к 23 февраля 1942 года. Сталин вновь делает главный упор на факторе внезапности: "ввиду неожиданности и внезапности немецкого нападения Красная армия оказалась вынуждена оступать, оствить часть советской территории ... Теперь уже нет у немцев того военного преимущества, которое они имели в первые месяцы войны в результате вероломного и внезапного нападения. Момент внезапности и неожиданности, как резерв фашистских войск, израсходован полностью. Тем самым ликвидировано то неравенство в условиях войны, которое было создано внезапностью немецко-фашистского нападения".

В тот же день в "Красной звезде" выходит статья начальника главупраформа Щаденко. В ней он отмечает как момент внезапности, так и факторы превосходства в опыте и техническом оснщении: "Война началась при выгодных условиях для немецких войск и невыгодных для советских войск. В результате внезапности нападения немцы имели возможность заранее выбрать направления главных ударов и сконцентрировать там преобладающие силы. Германия ещё задолго до войны с СССР отмобилизовала многомиллионную армию, которая была уже натреннирована в боях. Германия задолго до нападения на СССР перевела на военные рельсы всю свою промышленность и широко использовала промышленность оккупированных стран, что обеспечило ей значительное превосходство в танках и отчасти в авиации."

Через четыре месяца, в статье скромно подписанной "Совинформбюро", и опубликованной к годовщине начала войны, анализ получает окончательное оформление: "Война фашистской Германии против СССР началась при выгодных условиях для немецких войск и невыгодных для советских войск. На первом этапе войны гитлеровская армия, ввиду внезапного и вероломного её нападения на СССР, имела некоторые временные преимущества перед Красной Армией. Эти преимущества заключались в том, что фашистская Германия, исподволь готовясь к войне против нашей страны, заранее перевела всё хочяйство для обслуживания фронта, создала количественное превосходство в танках и авиации. Немецкая армия была полностью отмобилизована к началу войны против СССР. К тому же она имела известный опыт современного ведения войны с использованием больших масс танков, авиации, автоматического оружия, полученные ею в войне с Польшей, Бельгией, Францией, Грецией, Югославией. Понятно, что в первые месяцы войны Краснaя Армия вынуждена была отступить и оставить врагу часть советской территории."

Всё это практически в неизменном виде перекочевало в советскую историографию. Например, в анфиловском "Провале блицкрига", классическом советском труде по первому периоду войны, перечисляются следующие факторы "неудач" Советских Вооружённых Сил:

- то, что в результате политики западных держав ресурсы Европы оказались захвачены и подчинены Германией;
- то, что Германии удалось сколотить военный блок и превратить территорию многих сопредельных стран в плацдармы для развёртывания армии вторжения;
- (этот фактор назван главным) значительное количественное и качественное превосходство армии вторжения над войсками приграничных округов; в качественное превосходство записан опыт современной войны и превосходство в технике;
- то, что немецкая армия была отмобилизована и сосредоточена, а Красная Армия - нет;
- то, что были допущены просчёты в оценке возможного времени нападения противника.

Принцип "сиротскости" поражения тут выдержан строжайшим образом. Единственный явно подконтрольный советскому политическому и военному руководству фактор "неудач" мягко охарактеризован как "просчёт". Но вопросах кто и почему этот "просчёт" допустил внимание не акцентируется.

Сейчас заминать вопрос с авторством просчёта стало труднее. Современные историки "охранительной" ориентации обычно выходят из положения объективизируя этот просчёт. Тут ими исполняется песня "Разведка доложила НЕточно", сопровождаемая рассказом про "туман войны" (ну или пред-войны) и выводом, что дать точную оценку возможному времени нападения противника просто невозможно.

И знаете, если выкинуть откровенное враньё про превосходство противника в количестве боевой техники и иррелевантные в этом свете заводы "всей Европы", - я с анализом Сталина практически согласен. Даже с идеей "охранителей", что точный прогноз сроков нападения дать практически невозможно - тоже согласен.

Как же тогда найти отцов нашей бедной сиротки? Об этом в следующей серии.
mustdie

Меняю грудинку на вырезку!



«Белорусское чудо» продолжает опухать, доставляя неимоверные лулзы сторонним наблюдателям (жителям Синявокай™, пожалуй, не до смеха). Вслед за валютой в стране (ой, простите, в «рэспубліке») пропало мясо. Реакция не замедлила последовать: теперь по образцу народного валютообменника (prokopovi.ch) появился и скоро заработает «мясообменник»myasnikovi.ch. Премьер-министр, он же профессор кислых щей академик, может гордиться: местечко в истории ему обеспечено. (Правда, только у параши.)







«Привет всем! Есть грудинка, 4 кг, нужна вырезка, 1 кг. Пишите!»
«Готов совершить обмен, целую, Вася»
«Встречаемся в сквере у фонтана, на мне будет майка с иероглифами \|/ 0 ( *


___________________________________________________________________




\|/ 0 ( ШОС Шоб он сдох (или сел, для особо помяркоўных)
gorgona

О5 25, выпуск 9







Спецвыпуск — Германия


«На всё, за что мы прежде сражались, сегодня нам абсолютно наплевать, главное — сколько нам платят» — так, одной фразой, можно выразить кредо сегодняшних немецких левых, заседающих в сотнях компаний и хапающих миллионные «гонорары», точнее, взятки. Документальный фильм ARD, выводящий эту шушеру на чистую воду, не на шутку взбесил экс-канцлера Шрёдера. Фильм слишком короткий, сетует «Die Welt»: хочется ещё нюансов!


Выборы в Берлине 18.09.11 обещают невиданный прежде накал страстей, репетицию всеобщих выборов в федеральный парламент. Наряду с прочими за места в «горсовете» борется партия BIG, состоящая из «интегрированных» мигрантов. «Интеграция» у них очень своеобразная: они воюют с ссудным процентом и хотят сделать преподавание турецкого языка в школах обязательным и повсеместным, а их девиз — «Нет Саррацину!»


Швейцарские университеты вводят ограничения для немецких студентов: будут принимать только отличников. «Мы приветствуем желающих учиться у нас, но будем брать только лучших» — заявляет Антонио Лоприено, президент Ректорской Конференции Швейцарии. Чем так уж особенно хороши швейцарские университеты, я не знаю, но политику они ведут совершенно правильную. Утечка мозгов из Германии продолжается.


«Зелёные» совсем помешались на своей религии «потеплизма» и «катастрофизма», требуют всё запретить и никого никуда не пущать. «Зелёный» руководитель земли Баден-Вюрттемберг устроил самую настоящую катастрофу, пытаясь раньше времени закрыть АЭС, удушить производителей и предпринимателей — стабильно успешная земля теперь имеет бюджетную «дыру» более 1 млрд. евро. Как известно, ломать — не строить.


Ещё один молодой и перспективный политик, Кристиан фон Бёттлихер, пал жертвой «морализаторов»: интрижка с юной поклонницей стала причиной его отставки. Хорошо ещё, что беднягу не обвинили в педофилии. Наш строй из «демократии принципов» превращается в «демократию настроений», сетует обозреватель, ханжество в худших американских традициях начинает управлять нашей политической жизнью.