August 18th, 2011

gorgona

Зажигательные мусульманские танцы


Оригинал взят у islamunveiled в Зажигательные мусульманские танцы

Неужели думаешь ты, человек, что избежишь суда Божия, осуждая делающих такие [дела] и (сам) делая то же? (Рим.2:3)

Или, как можешь сказать брату твоему: брат! дай, я выну сучок из глаза твоего, когда сам не видишь бревна в твоем глазе? Лицемер! вынь прежде бревно из твоего глаза, и тогда увидишь, как вынуть сучок из глаза брата твоего. (Лук.6:42)

Collapse )
promo gabblgob april 28, 2014 10:07 112
Buy for 100 tokens
Автор: Вадим Давыдов Не мир, но меч Было бы ошибкой полагать, будто Путин не знает, что война нужна отнюдь не игрушечная, вроде пресловутой «малой грузинской», а самая настоящая, опустошительная, кровавая — война, а не манёвры. Далее...
gorgona

West is the best!


Оригинал взят у yakobinets в West is the best!

Широкие массы левых и леваков страдают тяжелой болезнью - оксиденсофобией. Попросту, они ненавидят западную цивилизацию.

Даже безмерно уважаемый мною товарищ Хаотикгуд как-то написал, что натовские планы бомбежки "Великой Рукотворной Реки" - это "приговор западной цивилизации". "Великая Рукотворная Река" - циклопическая ирригационная система в Ливии, созданная с применением новейших технологий. Её строительство ещё далеко не закончено, но уже сейчас она считается крупнейшей в мире. Имеется противоречивая информация о планах НАТО нанести воздушные удары по гигантским (4 метра в диаметре) трубопроводам, где Каддафи якобы прячет свою пехоту и даже танки. Впрочем, насколько мне известно, в действительности трубопроводы не пострадали. Но это совершенно неважно, если мы говорим о западной цивилизации.
Collapse )
gorgona

Единственный способ: Zero tolerance



 

Все дикари устроены одинаково.

– Видите ли, – сказал Антон, – вы, наверное, оскорблены насилием, которое мы были вынуждены применить по отношению к вам. Но вы не должны обижаться. Право, у нас не было иного выхода.
Пленник упёр руку в бок, отвесил нижнюю губу и стал смотреть мимо Антона. Саул гулко кашлянул и принялся барабанить пальцами по столу.
– Вы не должны бояться, – продолжал Антон. – Мы не сделаем вам ничего дурного.
На лице пленника явственно проступила надменность. Он осмотрелся, отошёл на два шага в сторону и сел на пол боком к Антону, скрестив ноги. Осваивается, подумал Антон. Это хорошо. Вадим, развалившись в кресле, взирал на все это с удовлетворением. Саул перестал барабанить пальцами и начал постукивать по столу трубкой.
– Мы только хотим задать вам несколько вопросов, – с подъёмом продолжал Антон, – потому что нам необходимо знать, что здесь происходит.
– Варенья, – неприятным голосом произнёс Хайра. – И быстро.


Как это происходит в нашей с вами реальности

– Феодализм чистейшей воды, – произнёс Саул. – Не особенно церемоньтесь с ними, не то как раз сядете на копья.
Пленник замер.
– Опять варенья просит, – сказал Вадим.
– Потерпит, – сказал Саул. – «Жрать и пить, морду бить...»
– Слушай, Хайра, – сказал Антон. – Если мы тебя вернём в посёлок, отпустит твой начальник освобождённых, которые защищали тебя?
– Да, – быстро сказал Хайра. – А вы меня вернёте в посёлок?
– Конечно, вернём, – сказал Антон. – Не убивать же тебя.
Вадим посмотрел через плечо. Хайра приосанился.
– Начальник строг, – произнёс он. – Начальник, может быть, не отпустит их и пошлёт обратно в котлован. Но вы можете надеяться на милость. Возможно, он даже отпустит вас, если вы дадите ему ценные подарки. У вас есть ценные подарки? (…)
Хайра заговорил снова, и голос его был тверд и визглив.
– А мне вы дадите вот эту куртку. – Он ткнул пальцем в куртку Саула. – И этот ящик. – Он показал на анализатор. – И все варенье. Все равно у вас все отберут перед тем, как отправить в хижины. Вы правильно решили – не устраивать драку. Наши копья остры и зазубрены, и при обратном движении они извлекают из врага внутренности. И ещё я возьму вот эту обувь. И вот эту тоже. Ибо всё между землёй и небом принадлежит Великому и могучему… И это я тоже возьму. (…)
Хайра наставительно сказал:
– Когда вас будут раздевать, не забудьте сказать, что это, – он показал пальцем, – это и это моё. Я первый.
– Молчать, – тихо сказал Саул.
– Молчи сам, – с достоинством сказал Хайра. – Или мы забьём тебя насмерть палками.
– Саул, – сказал Антон. – Перестаньте. Что вы как ребёнок...
– Да, он не умён, – сказал Хайра. – Но куртка его хороша.
А ведь он действительно уверен, что мы в его власти, подумал Вадим. Он уже видит это – как нас раздевают и сталкивают в котлован, и мы спим на земляном полу, покрытом нечистотами, и всегда молчим, а он гонит нас босых по снегу, колет копьём, бьёт по лицу, чтобы не отставали. А вокруг люди, которые думают только о себе, которые мечтают только о том, чтобы попасть пальцем именно в ту дырку, которая приведет машину в движение, и тогда их, радостных и ликующих, запрягут в сани и погонят по снегу навстречу свободе, босиком, через заснеженные холмы, под седалище Великого и могучего...

У Вадима круги пошли перед глазами от боли – так крепко он закусил губу. Я бы им устроил праздничек, подумал он с ненавистью. Это было странное чувство – ненависть. От него холодело внутри и напрягались все мускулы. Он никогда раньше не испытывал ненависти к людям. Он услыхал, как Саул страшно сопит у него за спиной. Хайра мурлыкал песенку. (…)

– Одно жалко, одно... – снова заговорил Саул. – Как жаль, что нельзя уничтожить одним махом всю тупость и жестокость, не уничтожив при этом человека


Пока мы не вспомним, как нужно разговаривать с дикарями, мы не имеем права называться цивилизацией.

Саул мощным рывком поднял его на ноги. На каменном лице Хайры проступило смятение. Саул медленно пошёл вокруг него, оглядывая его с головы до ног. Ну и зрелище, подумал Антон с невольным страхом и отвращением. У Саула был очень непривлекательный вид. Зато Хайра снова сложил на груди руки и заискивающе улыбался.

Читайте и перечитывайте.
gorgona

Час мужества пробил на ваших часах


На днях начальник Генштаба Ирана Гасан Пердунвзасаде Фирузабади заявил следующее: «Я некогда уже предупреждал, что в жилах народа Арана течет иранская кровь… Надеюсь, что Ильхам Алиев обратит серьезное внимание на такие вопросы, которые являются основой его власти. А если нет, то его ждет черное будущее, потому что пресечь пробуждение народа Арана невозможно».

Такому унижению народ Азербайджана и его руководство не подвергались даже со стороны армянских лидеров. Глава вооруженных сил Ирана заявил, что азербайджанцы не являются нацией. Он также призвал, по сути, народ Азербайджана к восстанию и позволил себе прямую угрозу в адрес Президента Алиева.

Как и следовало ожидать, официальный Баку ответил на грозный запал нотой протеста. А официальный Тегеран поспешил опровергнуть высказывания генерала Фирузабади.

Если даже живущий по западным кодам дипломатического этикета и не граничащий с Ираном Израиль реагировал воспалённо на вербальную агрессию Ахмадинеджада и его челяди, то в Баку должны понимать ещё лучше восточные поведенческие коды. Речь идет об угрозах и оскорблениях, которые требуют ответа. Согласно восточному этикету, стерпевший оскорбления определенной степени подобен обесчещенной девке, коей уготованы унижение и грубое использование по причине ее непротивления. В этом контексте реакцию Баку едва ли можно считать адекватным ответом.

Мало того, что Азербайджан и его руководство подверглись такому беспардонному унижению, Тегеран подкрепил слово делом. Вчера был запущен третий телеканал, одной из целей которого будет провоцирование волнений в Азербайджане на религиозной и социальной почве. Так к каналам «Sahar 2» и «Sahar 3» прибавился «Hadi TV3». Иранское руководство не скрывает своих агрессивных намерений по отношению к северному соседу. Если раньше Тегеран демонстрировал определенную меру деликатности, а истинные намерения осуществлял руками армянских союзников, то последние события указывают на то, что Азербайджан стоит перед реальной угрозой.

Пробил час испытания для Азербайджана

=============================================

«Исламская Республика Иран» является псевдогосударственным образованием, которое должно быть ликвидировано, а территория должна быть поделена между Азербайджаном, Арменией и Таджикистаном.