January 25th, 2011

gorgona

Мудонежидский аятоллизм мёртв.

Собственно, он и не жил-то толком никогда.

Доставляющее видео из Ирана о том, как проводит досуг иранская молодёжь.



Комментарии тоже блеск. Наряду с воплями лоботомированных рабов аллаха читаем такое:

- Мой день спасён, хоть кто-то понял, наконец, что большинство иранцев нерелигиозны!

И т. д., читайте сами по ссылке. Семь с половиной миллионов просмотров, да.

Иранки прекрасны.
promo gabblgob april 28, 2014 10:07 112
Buy for 100 tokens
Автор: Вадим Давыдов Не мир, но меч Было бы ошибкой полагать, будто Путин не знает, что война нужна отнюдь не игрушечная, вроде пресловутой «малой грузинской», а самая настоящая, опустошительная, кровавая — война, а не манёвры. Далее...
gorgona

Мудонежидский аятоллизм мёртв.

Мудонежидский аятоллизм мёртв.

Собственно, он и не жил-то толком никогда. Доставляющее видео из Ирана о том, как проводит досуг иранская молодёжь. Комментарии тоже блеск. Наряду с воплями лоботомированных рабов аллаха читаем…

Posted by Вадим Давыдов on 25 янв 2011, 12:20

from Facebook
gorgona

ОБА-НА, БРЕСТСКАЯ КРЕПОСТЬ

Оригинал взят у ybserver в ОБА-НА, "БРЕСТСКАЯ КРЕПОСТЬ"
Никак не могу понять ажиотажа вокруг "Брестской крепости". Меня сразу смутило наличие в фильме продюссера Угольникова, как может бывший шоумен снять фильм о войне? Но он снял.


Во первых строках, то есть в первых же кадрах любой более или менее разбирающийся в кино, узнает начало "Мой друг Иван Лапшин" Германа, германовские нотки, как и михалковские, будут потом еще не раз заметны. Этот плагиат меня оттолкнул сразу, и уже где-то на середине фильма, начал думать, когда же кончится это "Оба-на, Бресткая крепость".


Если бы был жив артист Глузский, то Угольников точно снял бы его в роли политрука, такое ощущение, что он специально искал актера с похожими внешними данными. Но это пол-беды. Беда в том, что желание снять зрелище превратилось в съемку шоу на тему "Как это было". Даже по времени ничего не стыковывается: не могли солдаты бегать по крепости просто так, туда-сюда, четыре часа, а в фильме так и получилось. Только через четыре часа после начала немецкой атаки они вдруг понимают, что надо не бегать, а обороняться. Зато какие красивые кадры суматохи и паники получились.


Современные попытки снять кино о прошлой жизни всегда сталкиваются с проблемой воссоздания быта. В "Бресткой крепости" получилось то, что при старом режиме называли "лакировкой действительности". Начиная от чистого, похожего на сельский супермаркет, магазина до бритых на восьмом дне обороны солдат. Финал снят в лучших традициях Беларусьфильм образца 70-х: ветеран с внуком возлагает цветы у Вечного огня. Преемственность поколений, слезы ветерана, милое личико внука, который не хочет расстраивать деда, и делает умное, понимающее лицо, хотя ему было бы интереснее поиграть на компе.


Заметно, что Угольников понял какое кино о войне нужно государству. Молодое поколение, у которого на последнюю войну отведено в программе два урока, так и будет представлять ее. Зачем им знать правду? "Или и смотри", "Проверка на дорогах", "Двадцать дней без войны" не про ИХ войну, у них с Угльниковым своя война, оба-на.
gorgona

Партизан

Оригинал взят у uryst в Партизан


Чтобы воевать с фашистами на той страшной войне, он поначалу выбил глаз офицеру НКВД. А затем командовал партизанской бригадой, чтобы после Победы попасть в сталинский лагерь на Колыме. В минуты смертельной опасности, он оказывался  решительным и отчаянным. И не объяснялся с теми, кому бессмысленно что-либо объяснять. Потому и выжил.   

Но об этом почти никому не рассказывал. Незачем, да и некому.  Людям  и власти нужны мифы. Так красивее  для одних и понятней, на  палитре серого, для других.  А за правду, как раз, проще всего показаться лжецом. И оказаться. Кому она нужна, голая до безобразия? 
Он был известным человеком в Беларуси. И, как командир партизанской бригады, и как врач- профессор. Так о нем написано для всеобщего пользования.
И я бы, признаться, не обратил на него внимания: воевал с нацистами, как все нормальные люди, жил  когда-то, хорошо работал, лечил людей, замечательная карьера, по восходящей. Биография. Складная и благополучная.
Если бы  не его судьба, которая и делает правду по- настоящему  возвышенной именно в силу  её приземленности. 

О судьбе этого человека мне рассказал его бывший сосед, с которым они  подружились и не раз  разговаривали по душам. Сосед, тоже медик, тогда был молодым перспективным начальником. И  одна из его подчиненнных, с  фамилией, схожей  с "Рабинович", как-то взяла подношение в виде  дорогой колбасы и дешевой благодарности.  Дали - она и взяла. Ей грозил позор, увольнение и возможно даже тюремный срок за взятку.  А так нельзя. Взятки в этом мире безнаказанно берут только те, кому положено. И не колбасой.
И вот тогда  к соседу позвонил живущий в этом же доме известный профессор.  - Ты что? - сказал он с порога - Партизанку, которая героически воевала в моем отряде всю войну из-за палки колбасы хочешь до тюрьмы довести? - Да я ничего, - устыдился сосед -  И работает она хорошо, и человек добрый. Поговорил бы и всё. Но с доносом принципиальных  граждан  и  их  колбасой - взяткой, что делать? Не я - прокурор решает. У него дело.
 - А кто прокурор? - спросил профессор и, услышав,  обрадовался.  - Это тоже мой товарищ по партизанской жизни. Сейчас позвоню ему.
И позвонил.  На встречу они поехали вместе. Прокурор своего бывшего командира не забыл, выслушал все, вздохнул, затем достал папку с «Делом» несчастной женщины с сакраментальной фамилией, которая для фронтовиков тогда не имела значения, вытряхнул спички и тут же, на глазах, сжег  её « на хрен». Прокурор прошел войну, а не логистику продвижения  пешек.
- Вот и все, -  сказал он - Нас и так мало осталось. А колбасу она теперь  никогда не возьмет в благодарность. От неблагодарных. Забыла, с кем живет...
Так профессор и подружился с соседом.  И у них   оказалась одна общая тайна.
А без тайн разве это жизнь? Так - биография.

Профессор сам вырос в семье бедняков. И таких  в стране когда-то  было большинство. Это сегодня, куда ни плюнь, все из дворян, богатых купцов или золотопогонных офицеров императорской гвардии. У плебеев свои представления об элите - сколько это стоит и как называется в табеле о рангах?   Профессор был  не из таких.
Из бедняцкой семьи закончил школу, поступил в медицинский институт и перед  войной его закончил. Но тут, 22 июня 1941 года, грянуло.

Чуть ли не первым на той войне санитарным поездом, назначенный наскоро его начальником, он повез  раненных на восток. Но далеко они не умчались. Уже под Барановичами, в первый или второй день войны, эшелон разбомбили вражеские самолеты. В ошметки.
Молоденькие медсестички в панике побежали подальше от поезда. А он - за ними, крича, что надо вернуться и нельзя бросать , пусть и расквашенный, состав.  И тут, неподалеку, на их еще одно  несчастье, оказался отряд войск НКВД.
 - Ты трус и паникер, - сказал ему майор, еще не видевший наступавшего врага в лицо, но знающий, как он выглядит по мирному времени -  Бросил свой поезд и удрал. Становись  у ямы, нечего и некогда здесь разбираться.

Именем кого надо,  майор тут же приговорил его к расстрелу. И всё бы для него здесь, в придорожном лесу и закончилось. Хотя немецкие танки  еще не подошли. Это после них и   отряды, и батальоны, и дивизии , и даже армии становились окруженцами. С общей судьбой.  Поначалу.  А тогда, услышав о приговоре, он  понял, что до Победы не доживет. Свои не дадут.  Но и  умирать в канаве  просто так, за здорово живешь, товарищ майор, тоже не хотелось.  Их, таких судей, по миру много  одинаковых. Только  униформа  и знаки  различия разные.
Он резко схватил лежащий под ногами песок, швырнул землю в глаза  стоящего рядом солдата с винтовкой и с размаха заехал кулаком в глаз майору. Со всей силы и злости. На всё происходяще.  А затем, не оглядываясь, рванул в кустарник и далее - в лес.
Пули вслед его не догнали. А наоборот, подгоняли все дальше. Вглубь и в сторону, от людей.
Collapse )
gorgona

Патриотическая фальшивка

Оригинал взят у kosarex в Патриотическая фальшивка

http://radostn.livejournal.com/61208.html  Вот эта фальшивка не учитывает элементарных вещей, то есть была устаревшей ещё в 1941 году. А спасло СССР одно обстоятельство - подобная вещь перестала быть фальшивкой под Москвой, Ленинградом, Одессой, Севастополем и Сталинградом. Чтобы так воевать с противником нужны два условия. Первое, чтобы у противника в силу обилия на чужой стороне солдат, не хватало снарядов и бомб прожигать себе путь. Второе, чтобы он не мог обойти. Тогда войска вермахта имели много машин, но всё ещё зависели от железных дорог, точнее, от их сети. Москву нельзя было обойти, на Москве сходилась сеть железных дорог. Немцы могли её полу охватить, опять-таки, опираясь на захваченные железные дороги, но дальше всё равно были обязаны штурмовать позиции. Тоже самое с Севастополем 0 не возьмешь Сапун-гору,не победишь. Железная дорога вела на Сталинград, а дальше город надо было брать. Не забывайте, что железная дорога на север от Сталинграда идет посередине склона на Мамаевом кургане как раз где были советские позиции (эту дорогу видно с боку, сам памятник её маскирует). Чеченцы, кстати, тоже сопротивлялись в Грозном, а не в чистом поле на равнине.


Пока немцы не дошли до этих мест, они совершали прежде всего обходы и прорывы на слабых участках. И вот тут, пока советская армия не получила достаточное количество техники, поражения были ужасные. Харьковская катастрофа в 1942 году это не просто ошибка советсткого командования, это результат объективного отставания в технике - воздушное пространство у противника, бомб и самолетов хватало, дивизии лучше механизированы. Тоже самое с артиллерией. Вам любой курсант училища элементарно подсчитает, сколько надо выпустить по позициям противника снарядов и какого калибра, чтобы все были убиты и сопротивление прекратилось. Берете позицию батальона, пятьсот на сто метров, вычисляете площать, затем берете берете площадь сплошного поражения 120 мм артснаряда, скажем, 36 кв. метров и считаете. Если разделите 50 000 кв метров на 36, то все блиндажи с бетонной крышей будут уничтожены, правда, для гарантии можно умножить число снарядов на 1,2.  Если нет блиндажей, возьмем 70 кв метров. В два раза меньше снарядов, а будут уничтожены все люди в окопах плюс в блиндажах в два наката. Если противник вырыл только окопы, то меньшим числом снарядов, применяя шрапнель, можно убить всех. На открытой местности нужно ещё меньше снарядов.


В этом смысле офицер понимает больше и сильнее психологически уязвим, то есть он понимает, что произойдет, если будут бить по площадям или наносить точечные удары по орудиям и бронетехнике. Бронетранспортер с помощью крупнокалиберного пулемета или скорострельной пушки дает более двух третей или четырех пятых огневой мощи отделения. Точный удар лишает отделение огневой мощи. АКМ бьет на 400 метров, РПГ-7 ещё ближе. Противник выдвигает потом аналогичные транспортеры на 600 метров и аккуратно всех расстреливает. Скорострельная пушка позволяет уничтожить всех в окопах. Подсчет элементарен и контролируется визуальным наблюдением.


Так вот, когда вы окажетесь с патриотическими материалами в окопах, сжимая своим АКМ, офицеры уже будут знать, за сколько часов или минут вы погибните. Для уничтожения одного батальона такого ополчения нужно полчаса. Это будет знать генерал в вашем тылу. Он отлично знает, что боевая задача дня даже в 70-е годы составляла 60 км в сутки. Но для вас будет иной отсчет. Например, у него на направлении удара врага полк с тремя батальонами. Это час боя, потом он введет резерв. Это ещё час боя. Мы же по условиям имеем только автоматы с гранатометами. Значит, через два часа он или решит остаться и сдаться в плен, или поедет в тыл принимать новую дивизию ополченцев и сажать её на рубеж за сто километров в тылу от вас. Если на вас стали наступать с утра, то противник выйдет на новый рубеж к обеду и прорвет новую линию ополченцев. Потери противника будут чисто символическими.


Чтобы воевать иначе, нужна авиация, артиллерия, переносные ПТУР, авиацию, танки, средства связи и т.д. Даже жалкий десяток ПТУРов с лазерным наведением и парой минометов за их спинами может создать противнику куда больше проблем. Хотя бы потому, что наводчиков, бьющих танки на 3-4 км можно расположить в глубину обороны на 1 км. Это в десять раз больше снарядов нужно, чтобы всё уничтожить, а погибнут 10 человек вместо батальона. Так снарядов не напасешься. Придется тратить танки, терять время, только с ПТУРами у нас напряженко, ведь десяток ПТУРов стоит как хорошая иномарка у чиновника. А уж стоимости яхты Абрамовича достаточно, чтобы ПТУРами обеспечить все вооруженные силы. Я уж не говорю про Челси. Это же миллиард баксов. Знаете как хорошо на эти деньги можно модернизировать танки? Но это дорого, а оружие, оставшееся от СССР уже ничего не стоит, поскольку военные во всем мире предпочитают штучки поновей. Читайте патриотов, только это вас сведет в могилу.
gorgona

Ну и немножко хорошей новости.

Оригинал взят у kris_reid в Ну и немножко хорошей новости.
"Один из парадоксов истории заключается в том, что мы невольно оцениваем события далекого и не очень прошлого по меркам сегодняшнего дня. Так к далекому 1941 г. подходят с мерками СССР времен его расцвета. Книга Д. Шеина и А. Уланова позволяет нам увидеть настоящий сорок первый и танковые войска Красной армии такими, какими они 70 лет назад встретили агрессора на границе. Эта книга стала плодом многолетних архивных исследований независимых экспертов. Она позволит по-новому взглянуть на привычные и казавшиеся незыблемыми факты и пересмотреть устоявшиеся оценки известных событий."(с)А.Исаев.

Под катом обложко.


Collapse )
gorgona

Только так…

Оригинал взят у maxbraun в Только так…




За небольшое время моего пребывания в роли телефониста, был случай, достойный упоминания.


Этот участок фронта несколько раз менял хозяев, переходя из рук в руки: то здесь сидели немцы, то — мы.


Очередной
раз порвана связь. Мой тогдашний напарник пожилой (как мне тогда
казалось, хотя вряд ли ему было больше 30 лет) татарин, к сожалению, не
помню его фамилии, по имени, кажется, Талгат, пополз на поиск места
обрыва. Найдя и устранив обрыв, он натолкнулся на немецкий кабель.


Надо
добавить, что немецкий кабель был значительно лучше: красного цвета, в
обмотке из какого—то, похожего на современную синтетику, материала.
Поэтому, его часто и охотно использовали, когда он попадался в руки, и
наши телефонисты. Опасаясь нарушить чью—то связь, Талгат, не разрывая
линии, зачистил от изоляции кусок кабеля, присоединил к нему конец из
катушки и, разматывая ее, вернулся к нашему окопу.


Присоединили телефон и услышали… немецкую речь!


Сидевший рядом командир взвода лейтенант Казбеков потребовал:


— А ну—ка, дай мне трубку.


Он слушал некотоое время, затем, дождавшись паузы, заорал в трубку:


— Эй, Фриц! Пошел на …!


Послушав,
протянул трубку мне. В ней звучал раздраженный голос, тирада, в которой
различались знакомые слова «Иван, швайне, ферфлюхте хунд!».


О
случившемся сообщили на НП полка. Оттуда пришел, скорее, приполз, офицер
разведотдела штаба. Приготовился слушать и записывать, но трубка
замолчала.


— Вот, черт! – сказал он…


Внезапно я
окончательно понял, что альтернативы тактике Зеппа Браннигана у Сталина
просто не было. Сталин был животным с хорошо развитыми инстинктами, и на
животном, инстинктивном уровне он принял единственно верное решение. Он
знал свой народ, он был его частью. Завалить врага трупами, залить его
кровью, гнать на вражеские пулемёты людей до тех пор, пока у врага не
кончаться патроны — по другому побеждать было невозможно. С таким
народом — невозможно.


А какая тактика ещё может быть, когда на
тебя работают лейтенанты Казбековы? И, что самое смешное — если поменять
Казбекова и Талгата местами, то результат бы всё равно остался тем же.
Поэтому да, можно было только ставить загранотряд и гнать своих орков на
смерть — мёртвыми они были намного полезнее, чем живыми.


Поэтому
же и у Власова, как и всех остальных освободителей, изначально не было
никаких шансов. Нельзя мечтать о свободе, когда вокруг тебя прирождённые
рабы; нельзя строить город эльфов, когда в твоём распоряжении стадо
орков — как бы ты не пытался, а в результате всё равно получится Мордор.

Вся история России — сплошное тому доказательство.
gorgona

Взвод связи 11-го гвардейского кавалерийского полка.

Оригинал взят у lomonosov в Взвод связи 11-го гвардейского кавалерийского полка.

            Сначала небольшая информация.


29 апреля в бывшем лагере военнопленных Sandbostel состоится памятное мероприятие, посвященное очередной годовщине его освобождения и почти 50000 советских узников, покоящихся там в братских могилах. Я собираюсь участвовать в . На нем. На этот раз будет проведена литургия Гамбургским приходом русской православной церкви и консул России (или представитель посольства) выступит с приветствием.
             Некоторое время назад ко мне обратился Клаус Фритцше бывший немецкий военнопленный, проведший в советском лагере, начиная с 1943 года несколько лет. Он написал Обращение к советским и германским ветеранам войны на русском и немецком языках, которое просил меня огласить там. По содержанию этого Обращения можно было бы и поспорить, но его дух, если можно так выразиться, я готов поддержать. Я зачитаю его на русском языке без редактирования, так оно звучит искреннее. С историей Клауса и текстом Обращения можно познакомиться здесь:  http://gendilana.ru/primerenie.html
                     После майских праздников предложу на ваше обсуждение отчет об этой поездке.



*  * *



       Теперь – продолжение.
       На этот раз на передовой было затишье, изредка раздавались короткие пулеметные очереди, минометы молчали. Я без опаски, даже не пригибаясь, дошел до хода сообщения, вырытого в «полный профиль».


       Место телефониста - рядом с командиром эскадрона. И я занял окопчик, вырытый моим предшественником, отправленным в тыл из-за ранения, и подключился к связи.

            В пределах полка все его подразделения (штаб, НП, эскадроны, полковая батарея и др.) связаны общей телефонной сетью. Все переговоры командиров и команды, поступающие от КП (командный пункт), слышны в телефонной трубке. Поэтому телефонист - самый осведомленный о происходящем в бою, не исключая командира эскадрона, которому передается трубка только когда ему нужна связь со штабом или когда его вызывают вышестоящие начальники.

           Слушая эти переговоры, я поневоле отвлекался от происходящего рядом и меньше реагировал на постоянный обстрел. При смене позиций, тащил провод, вытягивая его из катушки, к новому расположению комэска, отрывал окопчик, устанавливал телефон и сообщал на НП (наблюдательный пункт полка), что связь установлена.

           Постепенно я втянулся в это состояние и шел на передний край почти как на работу. Наиболее опасными для жизни, конечно, были выходы на восстановление разорванной связи. Но и они отходили на второй план под влиянием нечеловеческой усталости и постоянного недосыпания.

           Все то время, когда я оказывался в наиболее опасных ситуациях, меня почему-то не оставляло убеждение, что смерть меня минует и я переживу войну. И действительно, я столько раз чудом оставался цел, что, казалось, меня опекает некий ангел-хранитель. Началось с чудесного освобождения Ростова - первого крупного города, отбитого у врага с начала войны, и разгрома захватившей его вражеской группировки. Это избавило меня от участи, постигшей оставшуюся в городе семью Файкиных.

          Через некоторое время полы моей шинели оказались простреленными несколько раз, осколок рядом разорвавшегося снаряда порвал хлястик шинели, прошил и шинель и телогрейку, прорезал наполовину брючный ремень на спине. Чуточку пониже и - позвоночник, известно, какие могли быть последствия. Эти следы обстрелов были получены при выходах на создание линии связи при перемене места расположения командного пункта комэска и при  восстановлении разрушенной связи.

            Именно эта работа была наиболее опасной и физически тяжелой. Самое трудное в ней было преодолеть инстинктивный страх и заставить себя вылезти из окопа на открытое место под минометный или артиллерийский обстрел и, взяв в руку телефонный кабель, отправиться вдоль него, отыскивая место разрыва. Далее, как казалось, приспособившись к складывающейся обстановке, ползешь, одолеваемый лишь одной мыслью – скорее бы найти обрыв. Карабин, надетый «через плечо», сковывает движения, катушка с кабелем цепляется за кусты и обрывки колючей проволоки.

        Вот, наконец, обрыв: конец кабеля – в руке. Теперь: где же другой конец? Редко удавалось обнаружить его неподалеку, если обрыв произошел из-за попадания мины или снаряда. Но если кабель порвали танки, поиски другого конца оборванной связи становятся смертельно опасной проблемой. Лежа, прижимаясь к земле при разрывах снарядов и вое приближающихся мин, ничего вокруг не разглядишь. Закрепив чем попало найденный конец, приподнимаешься, оглядывая местность. Если не удается разглядеть, приходится, подавляя страх, ползать, а то и вставать на ноги, чтобы обследовать ближайшую часть местности.

           Найдя другой конец оборванной сети, зачищаешь его и конец кабеля, вытягиваемого из катушки ножом, оба конца перед местом сращивания связываешь узлом, затем зачищенные концы соединяешь и обматываешь изоляционной лентой. Затем ползешь обратно к оставленному месту разрыва и сращиваешь с ним надставленный конец линии связи.

            Кажется, все. Можно ползти обратно к своему, кажущемуся таким безопасным, окопчику. Этот путь, почему-то, представляется еще более продолжительным и опасным: ничто не отвлекает от воя приближающихся мин, каждая из которых, как будто, предназначена тебе. Шорох артиллерийских снарядов не страшен, он слышен тогда, когда снаряд уже пролетел мимо или улетел дальше.

          Ползешь, отсчитывая метры, а в сознании растет тревога: а не было ли и других разрывов? Что, если приползу и окажется, что связи по-прежнему нет?

         Тогда – вновь вылезать под огонь, искать другое место обрыва.

         Бывает, что второй конец оборванной линии не от нашей линии связи, а оставшийся от ранее существовавших сетей…

            В таком случае, второй раз приходится вылезать, таща на себе еще и телефонный аппарат, чтобы на места обрыва присоединиться к сети и убедиться в ее принадлежности.

           За небольшое время моего пребывания в роли телефониста, был случай, достойный упоминания.

           Этот участок фронта несколько раз менял хозяев, переходя из рук в руки: то здесь сидели немцы, то - мы.

           Очередной раз порвана связь. Мой тогдашний напарник пожилой (как мне тогда казалось, хотя вряд ли ему было больше 30 лет) татарин, к сожалению, не помню его фамилии, по имени, кажется, Талгат, пополз на поиск места обрыва. Найдя и устранив обрыв, он натолкнулся на немецкий кабель.

           Надо добавить, что немецкий кабель был значительно лучше: красного цвета, в обмотке из какого-то, похожего на современную синтетику, материала. Поэтому, его часто   и охотно использовали, когда он попадался в руки, и наши телефонисты.   Опасаясь нарушить чью-то связь, Талгат, не разрывая линии, зачистил от изоляции кусок кабеля, присоединил к нему конец из катушки и, разматывая ее, вернулся к нашему окопу.

          Присоединили телефон и услышали… немецкую речь!

          Сидевший рядом командир взвода лейтенант Казбеков потребовал:

          - А ну-ка, дай мне трубку.

          Он слушал некотоое время, затем, дождавшись паузы, заорал в трубку:

            - Эй, Фриц! Пошел на….!

            Послушав, протянул трубку мне. В ней звучал раздраженный голос, тирада, в которой различались знакомые слова «Иван, швайне, ферфлюхте хунд!».

            О случившемся сообщили на НП полка. Оттуда пришел, скорее, приполз, офицер разведотдела штаба. Приготовился слушать и записывать, но трубка замолчала.

           - Вот, черт! – сказал он. Нужно было бы выслать туда к месту соединения разведчиков, могли бы захватить «языка». 






 


volat

Следить за базаром

Канцлерина Ангела Меркель назвала теракт в Домодедово «трусливым». Какая чушь!

Уважаемая г-жа Меркель,

Вы назвали атаку террориста-самоубийцы в московском аэропорту, унёсшую как минимум 35 человеческих жизней, «трусливой».

Я понимаю — в таких ситуациях очень сложно найти подходящие слова. Но использовать лживые — разве это выход? «Трусливая атака!»

Что следовало предпринять самоубийце, чтобы заслужить оценку «мужественный»? Предупредить о теракте? Представиться будущим жертвам? «Привет, меня зовут так-то и так-то, я собираюсь тут взорваться вместе с вами»? Что, такая «смелая атака» оказалась бы менее отвратительной?

Атака террориста-самоубийцы — это не дуэль, где возможен выбор места, времени и вида оружия. Свойство теракта-самоубийства в том, что он осуществляется исподтишка, без предупреждения, самостоятельно, и никто не знает заранее, когда именно он произойдёт.

Первый погибший при таком теракте — его исполнитель. Это не обязательно мужественный поступок, но и трусости тут, в общем, нет. Взорвавшись, самоубийца не убегает и не прячется.

Осмелюсь, если позволите, попросить об услуге: пусть Ваши сотрудники не говорят больше о «невинных жертвах» и «бесчеловечном оружии». Это до такой степени идиотские формулировки, что, даже поменяв местами прилагательные, мы не добьёмся их большей бессмысленности.

«Человеколюбивое оружие» — такой же оксюморон, как «виноватая жертва». А может, следует поговорить о «невинном оружии» или «бесчеловечных жертвах»? Неплохая повестка дня для следующего заседания правительства, не так  ли?


С сердечным приветом, искренне ваш, как всегда,

Хенрик Бродер


gorgona

Следить за базаром

Следить за базаром

Канцлерина Ангела Меркель назвала теракт в Домодедово «трусливым». Какая чушь! Уважаемая г-жа Меркель, Вы назвали атаку террориста-самоубийцы в московском аэропорту, унёсшую как минимум 35…

Posted by Вадим Давыдов on 25 янв 2011, 16:35

from Facebook
gorgona

Тофи и горилла

Оригинал взят у utnapishti в post
Вчера я случайно обнаружил на израильском сайте Flix.co.il, аналогичном Youtube, нечто очень странное. Судя по описаниям, это несколько отрывков из телепередачи для детей (?), которую показывали (?) в начале 80-х годов. Передача крайне неполиткорректна! Она называется "Тоффи и горилла", участники - малоодетая девушка и расистски-сексистски-милитаристски настроенная обезьяна. В каждом отрывке девушка рассказывает обезьяне что-нибудь (см. ниже в списке отрывков). Обезьяна учиться не хочет, поэтому девушка пытается объяснять на очень доходчивом уровне, иногда с инсценировками.


Я стал смотреть в интернете, что об этом пишут (да-да, и кто играет девушку, тоже интересно было). Но нашёл в основном дискуссии на две темы: (1) это смешная хорошая сатира или низкокачественный юмор, (2) действительно была такая передача или это позднейшая подделка. Если первое каждый, по-видимому, может решить для себя сам, то ответ на второй вопрос было бы интересно узнать... Аргументы в дискуссиях такие: "Там эмблема одной из редакций Израильского Телевидения" - "Тут-то они и попались! В начале 80-х не было "приклеенной" эмблемы в кадре!" - "Несомненно сделали сейчас, взяв для надписей старые шрифты" - "Я тоже думаю, что подделка, но, с другой стороны, посмотрите на такое [ссылка на воспоминания какого-то, по-видимому, известного человека, который пишет о передачах, которые помнит с детства и упоминает эту]." - "Да вот же ее фотографии на сайте рекламного агентства!!!"


Список всех отрывков (каждый - минуты две-три) есть здесь (это страничка того человека, который их выложил): http://www.flix.co.il/tapuz/myFlix.asp?id=2274603 .


Отрывки по отдельности (тем, кто не собирается смотреть все, рекомендую два последних - из "второго сезона", уже цветные, посвящены героическим эпизодам истории Израиля):


http://www.flix.co.il/tapuz/showVideo.asp?m=1245780 (бог)


http://www.flix.co.il/tapuz/showVideo.asp?m=1255677 (откуда берутся дети)


http://www.flix.co.il/tapuz/showVideo.asp?m=1266335 (вода)


http://www.flix.co.il/tapuz/showVideo.asp?m=1271454 (верх и низ)


http://www.flix.co.il/tapuz/showVideo.asp?m=1245806 (любовь)


http://www.flix.co.il/tapuz/showVideo.asp?m=1337219 (Шестидневная война, обезьяна изображает Моше Даяна)


http://www.flix.co.il/tapuz/showVideo.asp?m=1352761 (операция Энтеббе, обезьяна изображает Иди Амина, девушка - Йони Нетанияху)
gorgona

Как превратить победу в поражение


Не знаешь? Спроси у Лукашенко!


По-моему, очень важное интервью Светланы Алексиевич газете «Tageszeitung». Местами спорное, даже очень. Но важное.

«Человек советский» живёт и здравствует у нас

Г-жа Алексиевич, вы находились в Минске, когда власть, применив грубое насилие, 19 декабря 2010 г. жестоко разогнала демонстрацию против подтасовок на выборах. Готовились ли вы к такому повороту событий?

Светлана Алексиевич: То, что власть поведёт себя с такой жёсткостью и окажется столь безжалостной, повергло меня в шок. Я сидела с друзьями на кухне; мы обсуждали происходящее и были совершенно растеряны. Мы никогда не могли себе представить, что некогда прочитанное в солженицынском «ГУЛАГе», после перестройки и распада СССР, снова станет реальностью.

Даже некоторые критики Лукашенко отстаивают тезис о том, что и без всяких подтасовок он мог получить большинство голосов.

С. А.: Я придерживаюсь того же мнения. В прошедшие месяцы я много путешествовала по белорусской глубинке, и там большинство народа собиралось голосовать за Лукашенко.

Как вы объясняете это одобрение?

С. А.: Если сравнить сегодняшнюю ситуацию в стране с Белоруссией 16-летней давности, можно увидеть, что многое изменилось к лучшему. Многие люди стали жить лучше. Они достигли некоего, пусть и весьма скромного, благосостояния, они ездят на иномарках, они проводят отпуск в Египте или в Турции. Это значит — им есть, что терять. Естественно, многие считают Лукашенко бандитом и не любят его за колхозные манеры, ограниченность, упрямство, твердолобость и вообще нецивилизованность. С другой стороны, он всё же что-то делает для «простого человека». Лукашенко создал вариант социально-ориентированной диктатуры, в рамках которой между ним и населением заключён своего рода социальный контракт.

В чём суть этой диктатуры?

С. А.: Когда Михаил Горбачёв затеял «Перестройку», подразумевая реорганизацию советской системы, советский человек хотел чего-то лучшего, чем привычный социализм, но только не капитализма. Однако наступил именно капитализм, и люди недовольны этим. А что сделал Лукашенко? При нём произошли некоторые изменения, однако основы социализма были законсервированы. Кажется, что у нас остановилось время. У нас чистые улицы, чистые сёла, работают колхозы. Лукашенко показал, что у нас всё ещё возможен социализм. Кроме того, он сам из деревни и знает, что нужно живущим там людям, чего они хотят: известный набор продуктов питания, одежды, квартира, работа и для детей — возможность учиться. В настоящий период они интересуются исключительно материальной стороной жизни. И Лукашенко реагирует на это. Конечно, ни о какой демократии при этом и речи нет.

Получается, в Беларуси созранился Homo sovieticus?

С. А.: Совершенно верно. Люди отдали свои жизни на двадцать лет в руки одного человека и полностью с этим согласны. Конечно, они требуют неких гарантий. И даёт эти гарантии — Лукашенко. Белорусский Homo sovieticus — несвободный человек, да он и понятия не имеет, что это значит — быть свободным. Если у него есть на выбор несколько сортов колбасы, это и значит для него — «свобода».

Вернёмся в 19 декабря. Если Лукашенко так и так выиграл, почему его реакция на демонстрацию оказалась столь жёсткой?

С. А.: Этим вечером он, скорее всего, потерял самообладание, поскольку не ожидал, что так много людей выйдет на улицы. Кроме того, у него перед глазами вечно стоит судьба его друга, свергнутого Курманбека Бакиева, киргизского экс-президента.

Что вы хотите этим сказать?

С. А.: Бакиев укрылся в Минске, в то время как новое правительство Киргизии требует его выдачи. Лукашенко не раз повторял перед камерами: «Скинуть меня, как Бакиева, у вас не выйдет». Меня поражает, что эти угрозы никто почему-то не воспринял всерьёз. Ведь ясно, что без кровопролития Лукашенко власть отдавать не собирается. И всё же люди надеялись совершить 19 декабря какую-то революцию». Почему они так думали, я лично теряюсь в догадках.

Является ли 19 декабря 2010 и сопровождавшие этот день безудержные репрессии некоей вехой в истории?

С. А.: Ничего подобного случившемуся в Минске накануне Рождества и Нового года я не припомню: тёмные окна, почти нет ёлок, нет подвыпивших. Во время салюта почти все кафе, рестораны, такси были пусты. Такого ещё не случалось никогда: люди пребывали в состоянии шока, оказались стреножены страхом. В те минуты, когда людей принялись избивать, Лукашенко потерял всё: своё лицо, свой народ и всё, чего добился во взаимоотношениях с Европой. 19 декабря навсегда и очень серьёзно травмировало нас.

В чём же эта травма?

С. А.: Беларусы всегда сражались против внешнего врага: поляков, русских, немцев. А на Октябрьской площади беларусы избивали беларусов. Беларусы хватали и  сажали за решётку беларусов. В этот раз врагами оказались беларусы. Наша национально ориентированная элита распространяет сегодня слухи, будто весь этот «бунт» спровоцирован российскими (теперь уже польскими и немецкими. Странно — почему не английскими? Не из-за Березовского ли? — В. Д.) спецслужбами. Мысль, что происходящее — дело рук чужаков, психологически проще принять. Но на самом деле  это Лукашенко довёл нас до того, что мы принялись биться друг с другом.

Из чего можно прийти к такому заключению, кроме репрессий?

С. А.: В Минске у меня есть соседка, прежде работавшая продавщицей. Прежде мы всегда по-дружески здоровались. После 19 декабря она вдруг перестала здороваться вовсе. Я спросила её, почему. И она ответила: «Ваше время вышло. Вы все скоро будете сидеть в тюрьме. Хватит уже втаптывать в грязь белорусский народ!» Вскоре я побывала в одном из детских садиков Минска. И там случайно встреченный мужчина средних лет обратился ко мне: «А вы знаете, что в этот сад ходят дети ментов и лукашенковских чиновников? Гранату сюда нужно кинуть! Ненавижу этих ментов… всех!» Такие разговоры слышны теперь, и это ужасно. Страна расколота надвое, единой Беларуси больше нет. Прежде такого никто представить себе не мог.

Нет ли в этом водоразделе, в этой травме — потенциала для перемен?

С. А.: Народ хочет перемен, но не кровавой ценой. Для беларусов, постоянно находившихся под властью чужаков, всегда речь шла прежде всего о выживании, — это такая крестьянская выживательная философия. Они не станут сражаться. Некоторые — возможно, но народ их не поддерживает. В странах Балтии всё иначе — там есть чётко сформулированная национальная идея. Например, движение «Саюдис» в Литве опиралось на народные массы. А беларусы — нация, которая ещё не сформировалась.

Евросоюз планирует ввести санкции против Беларуси. Создаётся список политиков, которым будет запрещён въезд в Европу. (В Беларуси при Лукашенко нет политиков — есть только чиновники. — В. Д.)

С. А.: На Западе бытует убеждение, будто лишь революция приведёт к изменению положения. В этом виновна и оппозиция, без конца повторяющая: мы будем жить, как на Западе. Но в это никто не верит, ведь люди понимают: минское метро работает по собственному плану, а не по плану, скажем, нью-йоркского. Именно это подразумевает Лукашенко, когда говорит: мы живём так, как мы сами понимаем. И в этом народ с ним согласен.

Получается, что оппозиция и демонстранты не рассчитали, насколько велика поддержка Лукашенко среди населения?

С. А.: В первую очередь молодёжь, что вышла на Площадь и теперь сидит по тюрьмам, опередила своё время. Нужно было начинать работу не за полгода до выборов, а лет за пять. За полгода невозможно перетянуть народ на свою сторону. А оппозиция? Взять хотя бы Владимира Некляева, одного из кандидатов в президенты. Какой-нибудь колхозник думает себе: ну, и сочинял бы свои стихи, — раз даже корову подоить не способен. Белорусский менталитет ценит не интеллект, а изворотливость.

То есть?

С. А.: Нельзя сбивать с ног целый народ. Можно быть умнее народа, но революцию всё равно совершает, в конце концов, именно народ.
 
gorgona

Как превратить победу в поражение

Как превратить победу в поражение

Не знаешь? Спроси у Лукашенко! По-моему, очень важное интервью Светланы Алексиевич газете «Tageszeitung». Местами спорное, даже очень. Но важное. «Человек советский» живёт и здравствует у нас Г-жа…

Posted by Вадим Давыдов on 25 янв 2011, 21:36

from Facebook
gorgona

Очень хороший пост

Оригинал взят у ilya_kramnik в Очень хороший пост
от sartac : вот тут


Воспроизведу полностью:



Выдавливая из себя copy-paste.


"Think of Russia — what have they really done in terms of innovation? Not much.
Copying is the last resort of people who have no idea what they’re doing, and, quite frankly, both Russia and China are a nation full of these people."


Мы можем долго рассуждать о нашей роли в мировой истории. Вспоминать Попова и Зворыкина. Спорить, кто из них был "вечно вторым, и кто виноват в том, что телевидение в итоге появилось не в СССР.


Пустое. Сегодня мы - copy-paste nation. Не только в инновациях, что уж там. Наши студенты скачивают из интернета 99% работ, кандидаты и доктора наук списывают друг у друга статьи и монографии.


Но в инновациях - особенно обидно. И цитата посетителя лучшего в мире издания о технологических инновациях Techcrunch, кажется, смотрит в суть проблемы.


Проблема - в адекватности. Слишком много людей живет в придуманном медиа мире, с закольцованными друг на друга ссылками: на НЛО, целебные нанобраслеты, энергетическую сверхдержаву, коварное НАТО и великие достижения Советского Союза. То, что в мире является уделом фриков - у нас становится утешением большинства.


Когда дело доходит до технологий, даже до интернет-технологий, проблема упирается еще и в реальность. Реальность выбора. Создавая новую технологию, мы делаем ее для кого? Для внутреннего рынка? И тогда проще всего, действительно, copy-paste. На ум сразу приходят Одноклассники, Вконтакте - такие нелегальные дженерики в области интернета.


Но: рынок маленький, места для конкуренции мало, выживает один из ста, а не один из десяти, а административная и бизнес-культура в России не любит риски, и не любит инвестиции в нематериальные объекты. Поэтому - дешевые клоны, сайты-однодневки, "скопируем код и дизайн и дальше посмотрим". В искомой статье на TechCrunch речь шла про копирование в России сайта групповых скидок Groupon - у которого в России сразу завелось с десяток ожесточенно конкурирующих за отсутствующую аудиторию клонов. Тот, кто выживет, займет нишу. Остальные отомрут без пользы и опыта. Даже захватившие большую часть рынка бизнесы - как Яндекс, например, крайне неохотно и боязливо пытаются выходить за пределы России. В тоже время понятно, что в стратегической перспективе такие проекты обречены - как в случае с FMCG-рынком, приходящий по-серьезному глобальный игрок покупает или убивает конкурента.


Иногда убийство российских инновационных компаний происходит с помощью забавной ценовой политики. Предположим, есть компания Ф, производящая БАДы на основе экстракта сибирской лиственницы. У нее есть крупный глобальный конкурент. Цена его продукции выше на 70% процентов, и компания A чувствует себя довольно уверенно, она "газель" - то есть растет на 50 и более процентов в год. Вдруг на рынке появляется китайский БАД с ценой на 70% ниже цены Ф. У компании Ф. кратскорочный кредит, взятый в расчете на быстрый рост. Продажи резко падают, компания Ф закрывается. Через 2 месяца из продажи исчезает китайский БАД, и остается западный.


Второй выбор сложен и нелюбим в России. Ориентироваться на глобальный рынок. Искать умные деньги за рубежом. Создавать продукт по общепринятым лекалам и с английским интерфейсом. Уходить от copy-paste. Иногда получается и такое. О глобальном успехе у нас вспоминают обычно применительно к компаниям ABBYY и Касперский. В реальности, таких проектов несколько больше - хотя и удивительно мало для эпохи интернета, когда порог входа в глобальный успех - один клик "опубликовать" и несколько часов в Facebook или Twitter.


Хорошо, что сейчас молодым инноваторам будоражит успех Chatroulette - простого сервиса 17-летнего питерца, позволяющего связываться посредством веб-камеры со случайным собеседником по всему миру. Терновский, впрочем, столь последовательно отказывается от предложений о продаже сервиса, что начинаешь задумываться, не повторит ли он судьбу Перельмана...


Гораздо более красивый и правильный кейс - стартап Ecwid скромной и малоизвестной компании из Ульяновска. 12 человек в течение года разрабатывали сервис под простую идею - интеграцию полноценного интернет-магазина в течение 5 минут на любой сайт или блог. При надежной интеграции с платежными системами Ecwid позволяет всем нам стать продавцами и покупателями - минуя прилавки, посредников и государственное регулирование. Ecwid вышел в финал европейской конференции The Next Web 2010 - и получил самые высокие оценки жюри. Ульяновские ребята не делают русской версии сайта и на вопросы на русском языке отвечают на своем форуме на английском. У них вполне может получится устойчивый глобальный бизнес - после чего можно будет делать русскую версию, в рамках мультиязычной сервисной поддержки. (Презентация проекта компании).


Ульяновская история забавна и еще одной деталью. В том же городе сидит еще пара десятков компаний - разработчиков платежных систем и интернет-магазинов. Уникальная концентрация компетенций напоминает мне специализацию деревень по тракту Москва-Питер: здесь продают 20 сортов кваса, через 50 километров все шьют валенки, а еще через сто - продают надувные матрасы и переносные радиостанции.


А вообще эта история про патриотизм - ложный, когда от тебя требуют делать вся "для своего края" и "не отдадим наши технологии чужакам"; и настоящий - когда ты делаешь уважаемый в мире продукт, платишь налоги, развиваешь человеческий капитал и заслуженно им гордишься.




_____________________________________________________________


Более чем характерно для военных ресурсов рунета. По кругу ходит стандартный набор информации, в значительной части мифологизированной. С восприятием и обработкой свежей информации у людей большие проблемы.
gorgona

Если б немцы победили в той войне...

Оригинал взят у dgps в Если б немцы победили в той войне...

Тема сочинения была странной. "Если б немцы победили?". Витя П. напряг все свое воображение и заскрипел пером. Увы, получался какой-то чудовищный невообразимый список нелепостей. Такого в России никак не могло бы случиться. Да ведь и победили в конце концов не немцы.

1. Промышленности в стране практически никакой не останется, оккупанты будут озабочены только выкачиваемом природных ресурсов с наших территорий.
2. Вместо народных милиционеров из народа будут полицаи из отребья, их будет очень много, а народ их будет бояться больше бандитов.
3. На каждом выезде из города полицейские будут проверять тех, кто собрался уехать или приехать. Каждый житель будет обязан регистрироваться в полиции по месту жительства.
4. Для поддержания страха создадут дикие отряды из горных народов. Они будут время от времени нападать на местное население, грабить и убивать.
5. Правителей наберут из особо подлых местных жителей. Дети и жены правителей будут жить для безопасности за границей. А сами они сменяться тут по вахтовому методу.
6. Вся знать будет ездить только на черных немецких машинах с сиренами. Простым людям во время проезда их нужно будет убегать на обочину ждать пока проедут
7. Самым популярным учением от общей безысходности станет в конце концов фашизм. Только русский
8. Немецкие товары будут считаться в России самыми лучшими и желанными.
9. Президент, по немецки будет говорить намного лучше, чем по-русски.
10. Вместо водки будут везде рекламировать и продавать пиво, как в Германии.
11. Те, кто воевал против немцев, будут получать гроши, а по праздникам скудный сухой паек.
12. Убитых на войне русских похоронят в общих могилах, лишь бы отметить как то захоронение.
13. Большая часть мужского населения страны пройдет через лагеря. Чтобы сломить волю к сопротивлению
14. Преподаватели и врачи на оккупированных территориях будут получать содержание по минимуму, только чтобы население сокращалось и оскотинивалось не очень быстро.
15. На дальних окраинах России, типа Приморья, возможно сохранятся партизаны. Они будут нападать на полицаев, но запуганное население помогать им ничем не будет.
16. Дороги строить не будут, а бензин сделают подороже, чтоб народ сидел по домам.
17. Оружие народу будет строго-настрого запрещено иметь, чтоб вдруг не взбунтовались.
18. Для жизни населению настроят дешевых бараков с низкими потолками, по 8 метров на человека.
19. Самым расторопным и умным дадут возможность уезжать и жить за границей, это будет считаться большим жизненным успехом.
20. Главным врагом России объявят Америку. "

Вера Павловна долго размышляла над оценкой. И поставила 3 за хорошую фантазию.