Вадим Давыдов (gabblgob) wrote,
Вадим Давыдов
gabblgob

После бала

Вчерашняя заметка, соотнесённая с несколько более давней, вызвала у некоторых читателей ощущения, будто мысли, высказанные в поздней, противоречат тем, что озвучены в ранней.

Честно говоря, я не понимаю, как у этих некоторых читателей получилось прийти к такому выводу. Посыпаю голову пеплом и принимаю это как упрёк в некотором косноязычии. «Чё сказать-то хотел?»

Да вот это, собственно, и хотел.

Я горячо возлюбил «Песнь льда и пламени» (а не сериал «Игра престолов», па-а-а-прашу не путать-с!) за то, что это летопись аристократии, написанная не аристократом и не плебеем, а… эээ… инопланетянином. Где сказано всё о т. н. «морали» и т. н. «чести» аристократии со всем возможным для разумного существа беспристрастием и невозможной для русского литератора дотошностью. Это великая книга, не лишённая, конечно же, недостатков, меркнущих, впрочем, на фоне беспримерных и несомненных достоинств.

Итак, «химически чистый» аристократ — это человек, который берёт в руки меч (сначала игрушечный) сразу после того, как встаёт с четверенек, т. е. в возрасте примерно полутора лет, и учится ездить верхом раньше, чем ходить. Это человек, растущий в атмосфере, пропитанной историей, — историей интриг, сражений, вражды, союзов, подвигов (как ни странно, — и не только охотничьих, хотя в основном их) и подлостей, совершаемых с непередаваемо благородным выражением лица и честным взглядом, — на протяжении столетий. Чуть ли не четырёх десятков столетий, — если принять за истину родословные, выводимые от Мельхиседека и царей Приамова дома к Меровею и Иосифу Сладчайшему через Марию Морскую. (Кто не понял, о чём я — идите, братцы, в Википедию хотя бы. Ну, нет у меня ни времени, ни сил всё разжёвывать. Простите великодушно, а?!) И даже если эти родословные выдуманы, то невыдуманные шестнадцать веков послеримской европейской истории, худо-бедно документированные до XV века и более-менее подробно — после, — это всё равно, мои дорогие чел-овечки, очень, очень много. Просто хорошенько это запомните, — со временем, возможно, и поймёте, как понял я. (Ну, по крайней мере, надеюсь, что понял.)

Настоящий, подлинный аристократ клал и кладёт (и будет класть впредь) с прибором на мораль, если она мешает ему властвовать и управлять. Таких людей в чел-овечьей популяции что-то около двух процентов, и они всегда будут владеть, властвовать, управлять, интриговать друг против друга и использовать для этого остальных девяносто восемь с хвостиком. Не задушишь, не убьёшь, — можно только возглавить. Что касается чести, то её нужно соблюдать ровно настолько, чтобы обеспечить своё по возможности многочисленное законное потомство соответствующим воспитанием (привилегии желательны, но можно при нужде и обойтись).

«Аристократизм часто путают с интеллигентностью, хотя качества эти во многом противоположны. Настоящий аристократизм — не учтивость и безупречные манеры, а повышенная выживаемость, умение не пропасть в любой ситуации, приспособиться к ней и вопреки всему снова вскарабкаться наверх. Это как бойцовские качества у бультерьера, закрепленные генетикой. Там, где интеллигент сгинет (причем одним из первых), аристократ выживет».

Борис Акунин

И это наблюдение, как любил говаривать один несостоявшийся и недоучившийся аристократ сомнительного происхождения, архиважное и архиверное. Но неполное (и в этом весь Акунин, хехе. Уподобляет себе, любимому). Объяснение тому простое: Акунин, как и мы все, наблюдал — где? да в Совдепии, где же ещё?! — стаи беспризорных, неприкаянных и по-настоящему одичавших аристократов, отброшенных в развитии не на век и не на два, а на сто. В эпоху, что предшествовала гомеровским и библейским. Это, говоря словами классиков, душераздирающее зрелище. Лучше бы это развидеть, хотя никак невозможно.

На самом деле всё, конечно, не так просто. Существует другая сторона, образ «идеальной» аристократии, запечатлённый мною здесь на вечные времена. Тут объясняется, почему, собственно, и зачем нужны учтивость и безупречные манеры, а также любовь к прекрасному, которая их питает.

Аристократизм — это осознание необходимости облагораживания среды обитания, а, значит, нарастания её сложности, и, следовательно, улучшения и совершенствования себя для соответствия этой сложности, — и наращивание усилий по дальнейшему усложнению. Аристократия понимает, что удержание подданных в скотстве входит в противоречие с необходимостью облагораживать среду, а намеренное оскотинивание — делает облагораживание вовсе несбыточным, ибо оскотинивать прочих, не оскотиниваясь самому, невозможно. Аристократ гордится не предками как таковыми, а достижениями предков, и воспитан в стремлении эти достижения сохранить и преумножить, — что, опять-таки, в простоте нереально. Аристократ воспитывает своих потомков так, чтобы гордиться ими, и живёт так, чтобы им могли гордиться его родители и прародители. Аристократия на протяжении всей своей жизни проверяет и ранжирует традиции, сохраняя и укрепляя те, что способствуют облагораживанию и усложнению среды, и отметая те, что этому мешают. У аристократии крепкие, основанные на уважении, семьи и много детей, потому что человеческая природа несовершенна и даёт сбои даже при самых строгих и проверенных воспитательных методиках. (Мы над этим работаем, но прорывы ещё впереди, а жить нужно здесь и сейчас.) Аристократия, благодаря форе в потреблении и преумножении культуры и опыте управления, раньше буржуазии поняла необходимость эмансипации масс и возглавила этот процесс, избежав катастрофических потрясений, сохранив навыки управления, создания и укрепления авторитета.

Аристократия осознаёт абсолютную ценность свободы — сначала для себя, потому что начинать с чего-то или с кого-то необходимо, а начинать с себя совершенно естественно и правильно, — и отстаивает её во взаимоотношениях с верховной властью: «мы, которые не хуже тебя, согласны признавать тебя, который не лучше нас, своим королём, если ты будешь блюсти наши вольности, а если нет — то нет».

За остальным обратитесь, пожалуйста, к Дж. Р. Р. Мартину. У него — лучше, и уже получилось — пересказывать своими словами считаю излишним.

Ну, а теперь, собственно, «амбула».

Аристократ — идеальный хищник, но это разумный хищник. Ему нравится охотиться на красивых ландшафтах в окружении красивых живчиков, а будущее рагу должно резво бегать и даже уметь огрызаться, иначе неинтересно. И если дичь вдруг, каким-то чудом, обнаруживает присущие аристократам качества, её могут даже перестать загонять — и поднести ей бокал токайского три путона (для начала), сапоги и шпагу. (Остальное бывшее будущее рагу должно добыть самостоятельно — таковы условия, ни отменить, ни пересмотреть которые невозможно по причине «силы вещей».) Обижаться и негодовать по этому поводу столь же глупо, сколь и бессмысленно. И повоевать с этими существами типа «на равных» могла заколоситься под щетинкой лубянских подвальных катов-сракопятов только от принятия невероятной, не поддающейся осмыслению дозы неизвестной мне адской смеси охуина с ебанилом. Причём не только перорально, но и внутривенно и ещё наружно. Поэтому охотники сейчас собрались вокруг и с ужасом и отвращением взирают на конвульсии кремлёвской гадины. Ждут, пока сама сдохнет: даже добивать её — и то противно. Хочется отвернуться, но нельзя. Поэтому великий князь Лихтенштейн закрывает форточку (чтобы не несло смрадом), а граф фон В. цу Ф. едет, преодолевая естественную и объяснимо извинительную брезгливость, в Москву, чтобы лично наблюдать за происходящим. И, конечно, ему не очень нравится, когда какой-то лысый воробышек с пузиком осмеливается сомневаться в его способности стойко переносить тяготы и лишения аристократической службы, — в частности, необходимость нюхать издаваемое кремлинами зловоние и не падать при этом в обморок.

Лишь тот достоин жизни и свободы, кто каждый день идёт на них в забой, и дело максимально прочно, когда под ним течёт и по нему лупит струя свежей артериальной крови. Опять-таки, — если не понимаете пока, просто держите это в уме, когда будете читать следующие тексты, кажущиеся вам «противоречивыми».

Поэтому в двух упомянутых в начале опусах нет никакого противоречия от слова «вообще». Перечитав обои ещё по два раза, я так и не смог его углядеть. Извините, если получилось длинно и вторично. Обещаю в ближайшем будущем исправиться. Не переключайтесь ©.

Originally published at Ardet Verbum. You can comment here or there.

Tags: magna europe, бремя белых, война миров, вошьди, грабли 2.0, заметки, цивилизация, шпильки
Subscribe

  • Тенденция?

    Второе, а кое-где уже и третье поколение наследников европейских монархий (и не только европейских, кстати) по достижении молочно-восковой спелости…

  • *17*

    © Сиван Котовский © Сергей Копысский (иллюстрации) Ну вот, опять. В последние месяцы, по мере спада общественной активности, поводы для…

  • Ответ Европы*

    *каким он мог бы стать, если бы Европа вдруг в одночасье отрастила немножко яиц 0. Страны — члены NATO должны объявить о…

promo gabblgob april 28, 2014 10:07 112
Buy for 100 tokens
Автор: Вадим Давыдов Не мир, но меч Было бы ошибкой полагать, будто Путин не знает, что война нужна отнюдь не игрушечная, вроде пресловутой «малой грузинской», а самая настоящая, опустошительная, кровавая — война, а не манёвры. Далее...
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments

  • Тенденция?

    Второе, а кое-где уже и третье поколение наследников европейских монархий (и не только европейских, кстати) по достижении молочно-восковой спелости…

  • *17*

    © Сиван Котовский © Сергей Копысский (иллюстрации) Ну вот, опять. В последние месяцы, по мере спада общественной активности, поводы для…

  • Ответ Европы*

    *каким он мог бы стать, если бы Европа вдруг в одночасье отрастила немножко яиц 0. Страны — члены NATO должны объявить о…