Вадим Давыдов (gabblgob) wrote,
Вадим Давыдов
gabblgob

Иго-го, ч. 1 (СР)

Оригинал взят у monfore в Монгольский миф, русская национальная идея и советские академики

Как уже говорилось раньше, история монгольского нашествия на Русь легла в основу “мессианского мифа”, укрепившегося с начала 19 столетия в качестве важной составляющей русской национальной идеи.

[Spoiler (click to open)]
Зародился этот миф в эпоху Наполеоновских войн, после того как русское служивое дворянство едва ли не в полном составе совершило “ознакомительный тур” по Западной Европе и массово начало задаваться вопросом, почему Российская империя столь очевидно отстает в экономическом развитии от побежденных соседей. Логистических  теорий в начале девятнадцатого столетия еще не существовало, а климатические находились в зачаточном состоянии, потому причинами всех национальных бед и неустройств традиционно объявлялись внешние и внутренние враги. Формулу мессианской идеи вывел в 1834 году А. С. Пушкин и она в таком виде просуществовала без существенных изменений до наших дней.

России определено было высокое предназначение... Ее необозримые равнины поглотили силу монголов и остановили их нашествие на самом краю Европы; варвары не осмелились оставить у себя в тылу порабощенную Русь и возвратились на степи своего востока. Образующееся просвещение было спасено растерзанной и издыхающей Россией ...

С конца сороковых годов двадцатого века мессианский миф обрел в СССР новое звучание, потому что очень хорошо укладывался в идеологическую канву прошедших событий. Страна одержала победу в самой кровопролитной в истории человечества войне и чуть не вся ее европейская часть лежала в руинах, а потому исторический пример “сильной и богатой Руси”, которая тяжело пострадала от жестокого завоевателя, но смогла оправится от разрухи и снова стать великой державой, был весьма и весьма актуален.

Именно поэтому идеологи Коммунистической партии вознесли на академический Олимп исторической науки двух откровенных славянофилов - академиков Лихачева и Рыбакова.

Строго говоря, системного, подлинно научного изучения феномена Монгольской империи тринадцатого столетия ни в России ни в СССР никогда и не было. Первоисточниками - хрониками монгольских династий по вполне понятным причинам (все они были написаны на китайском языке и сохранялись в китайских архивах) занимались немногочисленные синтологи(Палладий, Иоакинф, Козин), которых почти не интересовал монгольский поход на Русь. Среднеазиатские походы Чингисхана и судьбы возникших там государств были предметом изучения востоковедов, специализирующихся на истории соответствующих союзных республик. За редким исключением (Владимирцов, Бартольд) они не интересовались собственно монгольской историей и описывали ее настолько, насколько это позволяло объяснять подоплеку событий, произошедших в Узбекистане и Туркестане. Историки , которые специализировались на средневековой Руси , принимали монгольское вторжение как некую аксиому, не требующую особых пояснений.

Создается впечатление, что примерно с 30-х годов 20 столетия представители трех описанных выше “школ” придерживались некоей негласной конвенции и не “паслись на чужих делянках”, ограничиваясь разработкой собственных локальных концепций без попыток синтезировать результаты исследований всех направлений. Таким образом вопрос о мотивах монгольского похода на Русь оказался в классической “мертвой зоне” и рассматривался скорее на фольклорно - идеологическом, нежели на аналитически-научном уровне.

Собственно русская медиевистика в послевоенное время была “распределена” между двумя упомянутыми выше академиками Дмитрием Сергеевичем Лихачевым (1906-1999) и Борисом Александровичем Рыбаковым (1908-2001).

Д.С. Лихачев “отвечал” за изучение летописей и фольклора, А.Б. Рыбаков “курировал” союзную археологию. Безусловной заслугой Лихачева является введение в научный оборот и публикация огромного числа средневековых русских летописей, что обеспечило доступ к первоисточникам широкому кругу исследователей, как профессиональных историков, так и аматоров. Однако проделанную под началом академика научно-исследовательскую работу над этими документами признать удовлетворительной сегодня уже нельзя. Комментарии изданных под его руководством летописных сводов являются в большей степени не наукой , а публицистикой. Текстологический их анализ крайне поверхностен, что ярко показали работы Зализняка, Рудакова и других современных исследователей. Сами же “переводы” древнеславянских текстов , которые делал Лихачев, являются работами скорее художественно-литературными, нежели научными.

Для нас же больший интерес представляет личность и “научное наследие” второго “авторитетного академика” Б.А. Рыбакова. Сын старообрядца-историка, Борис Александрович  в 1930 г, по окончании историко-этнологического факультета МГУ, работал в отделе раннего феодализма Государственного исторического музея, в 1939 году стал кандидатом исторических наук. Переломной в судьбе историка стала его программная работа «Ремесло Древней Руси». В 1942 году в эвакуации в Ашхабаде работа была защищена в качестве докторской диссертации, в 1947 году вышла отдельным изданием, а в 1949 - была удостоена Сталинской премии, которая открыла сорокалетнему Рыбакову путь к сверкающим высотам академических президиумов и столичных кафедр.

Неудивительно, что Рыбакова заметили и обласкали в Кремле. Именно в это время он принял активное участие в кампании против «безродных космополитов», опубликовав в научных журналах ряд крайне тенденциозных статей о “реакционной” сущности Хазарского каганата, а его воззрения на “процветающую Русь, уничтоженную монголами”, как уже было сказано, оказались в русле тогдашней “генеральной линии” партии.

С 50-х гг. Рыбаков, сконцентрировав в своих руках руководство профильными научно-исследовательскими учреждениями и учебными заведениями фактически монополизировал всю деятельность по изучению истории средневековой Руси. Будучи при этом ученым достаточно низкого профессионального уровня, по методам работы схоластом-концептуалистом, а по воззрениям и убеждениям идеологически ангажированным славянофилом, он нанес исторической науки вреда не меньше, чем такие псевдоисторики как Гумилев и Фоменко.

По словам коллег, Рыбаков “был склонен пылко преувеличивать истинные успехи и преимущества русского народа во всем, ставя его выше всех соседних”. Вопреки научным методикам и установленным фактам, он считал праславянами буквально все народы, которые проживали на европейской части России и Украины - античный анклав трипольцев, племена кочевников- скифов, а также поселения готов Черняховской культуры.

Он прямо утверждал в одном из последних своих интервью, что “ в VI-VII веках сложился мощный союз племен Среднего Приднепровья "Русская земля" под главенством росов-русов. В VII-IX веках в результате длительного и сложного развития складывается суперсоюз "Киевская Русь".

Неудивительно, что многие серьезные ученые характеризовали Рыбакова как дилетанта, а его вульгарно-лингвистические построения неоднократно подвергались жесткой критике со стороны того же Д.С. Лихачева.

По сути именно Рыбаков своими вульгарно-популистскими заявлениями ( к примеру о том, что Змиевы валы якобы были построены “праславянами” еще до новой эры для защиты от киммерийцев) заложил теоретическую основу двух главных псевдоисторических учений постсоветского времени - “теории древних укров” и “родноверчества”.


Самым выдающимся “научно-историческим” достижением Рыбакова стало “приращение” истории Киева на 500 лет. Невзирая на то, что на территории города нет славянских культурных слоев древнее IX века, “ и даже эти слои с трудом интерпретируются как городские”, академик объявил “русскими” раскопанные поселения, датируемые концом V в. и никакого отношения ни к славянам ни к Руси не имевшие, что позволило в 1982 году помпезно отпраздновать 1500-летие столицы Советской Украины.

Зная биографию и послужной список этого “академика в законе” следует присмотреться к его программному труду очень внимательно. Ведь именно “Ремесло Древней Руси” до сих пор является одним из главных доказательств “катастрофически-разрушительной деятельности монголов, которая коренным образом изменила историю Русского государства”.
Tags: (СР), magna europe, идеология, история, мысли великих сходятся, русский характер, теория
Subscribe

  • *14*

    © Сиван Котовский © Сергей Копысский (иллюстрации) Морок новогодья и связанные с ним затянутые выходные потихоньку отползает, и можно…

  • *13*

    © Сиван Котовский © Сергей Копысский (иллюстрации) Не то, чтобы меня сильно давило обычное зимнее уныние, но уходящий год напоследок дал…

  • *11*

    #явыхожу © Сиван Котовский © Сергей Копысский (иллюстрации) Опять не успеваю за событиями. Это к тому, что говорящая лошадь бухтела,…

promo gabblgob april 28, 2014 10:07 112
Buy for 100 tokens
Автор: Вадим Давыдов Не мир, но меч Было бы ошибкой полагать, будто Путин не знает, что война нужна отнюдь не игрушечная, вроде пресловутой «малой грузинской», а самая настоящая, опустошительная, кровавая — война, а не манёвры. Далее...
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments